Вступает ли кость в спор собак?

Однажды двое учеников суфийской школы прямо на улице заспорили о человеке и о способах постижения им Истины.

– Человек постигает Истину посредством собственных усилий и беспрестанных поисков, – сказал первый. – Он начинает с полного невежества, но затем прогрессирует и становится знающим.

Второй ученик возразил:

– Человек может постичь Истину только под руководством опытного мастера, другого способа не дано.

Они спорили так яростно, что дело чуть было не дошло до драки. Благо, как раз в этот момент по улице проходил известный суфийский мастер, и ученики обратились к нему с просьбой разрешить их спор.

– Вы хотите, чтобы я высказался на этот счет? – спросил мастер.

– Да, учитель, мы были бы очень благодарны.

– Хорошо. Я думаю, что каждый из вас видел, как собаки дерутся за кость, так?

– Да.

– Но видели ли вы когда-нибудь, чтобы кость вступала в их спор? Подумайте над этим…

Биография Себастьяна Бранта

Себастьян Брант - цитатыСебастьян Брант является немецким сатириком XV века, прозаиком, поэтом, юристом. Родился в Страсбурге в 1458 году в семье владельцев трактира. В 1475 году он приехал в Базель для получения образования. Будущий сатирик обучался юриспруденции и другим наукам. Он в совершенстве знал латинский язык, а И. Рейхлин стал его наставником в изучении древнегреческого языка.

С 1484 года Брант получил право заниматься преподавательской деятельностью, а в 1489 году он защитил степень доктора экономического и римского права. В этот период его назначили на должность декана юридического факультета. Кроме этого, преподавательскую деятельность он совмещал с собственной адвокатской практикой и книгоиздательством, издавая различные юридические, теологические и литературные тексты. Например, им были изданы произведения Фрейданка — жившего в Средневековье германского сатирика и моралиста.

В своем литературном наследии немецкий сатирик оставил ряд политических и исторических произведений, но больше всего его имя прославила поэма «Корабль дураков», которую опубликовали в 1494 году в Базеле. Это произведение стало первой немецкой книгой, добившейся массового международного успеха. В 1498 году гуманистом Я. Лохером поэма была переведена на латинский язык, прогремев на всю культурную Европу. В 1497 году ее перевели на французский, в 1500 году она подверглась переводу на голландский язык, и, наконец, в 1507 она стала доступной в англоязычном варианте.

Успеху поэмы поспособствовало удачное совмещение текстового наполнения и иллюстраций в виде гравюр, которые выполнил Альбрехт Дюрер. Кроме этого, ожидаемый конец света в 1500 году усилил воздействие произведения. «Кораблю дураков» в массовом порядке стали подражать и другие авторы. Например, Эразм Роттердамский в таком ключе написал свою «Похвалу глупости».

Своей поэмой Себастьян Брант положил начало развитию «литературы о глупцах». В этом же русле творили Гриммельсхаузен, Мошерош, Фишарт, Г. Сакс, Гегенбах, Т. Мурнер. Поэма «Корабль дураков» относится к дидактической сатире, которую автор написал, используя восьмисложный силлабический стих. Это напоминало сатирическо-дидактические поэмы или «зерцала», которые были распространены в позднее Средневековье. Но автор привнес новизну среди средневековой теологии в том, что стал усматривать в человеческом несовершенстве не грех, а неразумие. В его сатире верховодят не грешащие, а глупые люди. Произведение Бранта рисует эпоху, запутавшуюся в своих проблемах и противоречиях. Но немецкий сатирик видит выход из этой ситуации. По его мнению, если дурак осознает свою глупость, то он может стать мудрецом.

К творческому наследию автора относятся также и другие стихотворения, написанные на латыни. В 1498 году их объединили в одном выпущенном сборнике «Разные стихи». Он стал ценным больше в историко-литературном аспекте, чем в художественном.

В 1499 Себастьян Брант вернулся в Страсбург. В этом городе он также стал уважаемым и заметным человеком. Сначала он получил должность городского писца, а в 1503 году стал работать муниципальным канцлером. Император Максимилиан дал немецкому сатирику звание советника и титул пфальцграфа. В 1513 году Брант и францисканский монах Виганд Вирт устроили полемику, предметом которой стал догмат бессемянного зачатия. В итоге, верх одержал Себастьян Брант. Умер он 10 мая 1521 года.

Спасительная ложь

Один юноша помог своему соседу-старику небольшой суммой денег. А спустя некоторое время старик, выйдя из дома, увидел, как солдаты вели юношу на казнь за преступление, которого он не совершал. Старик тут же закричал: «Падишах умер, наш великий правитель покинул нас!» Услышав это, солдаты замешкались, и юноша получил возможность бежать. Старику же скрыться не удалось, да он особенно и не пытался это сделать. Его схватили и привели во дворец к самому падишаху.

– Скажи мне, почтенный старец, – обратился к старику падишах, – зачем ты сделал это, зачем кричал, что я умер? Ведь ты же прекрасно понимаешь, что такой поступок должен караться смертью!

– О мой повелитель, – ответил старик, – ты умер только в моих словах, того же несчастного юношу смерть ждала на самом деле. Мои слова, о том, что ты мертв, никому не причинили вреда, но спасли жизнь.

Мудрые слова старика настолько поразили и удивили падишаха, что он распорядился наградить его и немедленно отпустить домой.

Биография Боэция

Боэций - цитатыБоэций, фигурирующий в исторических документах в качестве Аниция Манлия Северина, является римским государственным деятелем, философом-неоплатоником, теоретиком музыки, христианским теологом.

Родился будущий государственный деятель в Риме примерно в 480 году. Он относился к знатному римскому роду Анициев. В детстве осиротел, и его усыновил Квинт Симмах, консул, а затем глава сената и префект Рима. Предполагается, что местом образования Боэция были Александрия или Рим. Также есть сведения, что он мог учиться в городе Равенна, который остготский король Теодорих, завоевавший Италию, сделал в 493 году столицей.

Дочь Симмаха стала женой усыновленного будущего государственного деятеля и философа. Во время правления отсготского короля Боэций смог сделать хорошую карьеру. В 510 году его назначили консулом, позже — принцепсом римского сената. В 522 году по назначению Теодориха он уже работал на должности magister officiorum почетным первым министром королевства. В тот период его двоих сыновей также назначили на должность почетных консулов. К этому времени он добился уважения и признания в качестве знаменитейшего ритора (писателя) и философа Италии.

Примерно в 523-524 годах его обвинили в измене государству и приговорили к тюремному заключению, а позже и к смерти. В тюрьме римский государственный деятель написал самый известный свой труд — «Утешение философией». Его казнили в Павии примерно через два года после помещения в тюрьму, но точных сведений о дате смерти нет. Жители Павии до конца XIX столетия культивировали представления о Боэции как святом мученике. Его символическую гробницу устроили в городской церкви под названием Чель д’Оро.

Обвинение строилось на трех пунктах: стремление вернуть Риму свободу, попытка защиты сенаторов и сокрытие документов, свидетельствующих об оскорбляющем отношении сенаторов к королю Теодориху; занятия магией и осквернение святынь. Боэций признал, что первые два пункта имели место, но категорически не согласился с третьим пунктом. После его казни немного позже казнили и его единственного защитника – Квинта Симмаха.

В Средневековье сочинение «Утешение философией» стало популярнейшей книгой и оказало сильнейшее влияние на развитие европейской литературы. Автор предпринял попытку найти решение проблемы, когда совмещаются свобода воли и промысел Бога. Существующее противоречие теолог объяснил тем, что даже если Бог предвидит действия человека, то это может и не быть их причиной. Обращаясь к читателю, Боэций призывал его уклоняться от зла, устремлять свое сердце к добрым делам, а ум – к познанию истины. Данный труд стал последним из всех сочинений древнего мира, когда при отсутствии христианской морали нет упоминаний о Христе. Римский государственный деятель являлся не просто христианином, а признанным Учителем католической Церкви.

Большую известность в средние века получили его богословские труды. Среди них есть такие известные трактаты, как «О гебдомадах» и «О Троице», которых своих комментариев удостоили Фома Аквинский, Кларенбальд Аррасский, Жильбер Порретанский, Ремигий и Беда Достопочтенный. Боэций в своих произведениях предстал в двух ипостасях: в качестве автора богословских трудов и в качестве автора всего остального. Поэтому историки одно время сомневались, думали, что это два разных человека. Но на сегодняшний момент доказано, что это один и тот же человек.

Наибольшая часть творческого наследия Боэция, оказавшая влияние на формирование латинской культуры Средневековья, представлена переводами, комментариями и учебниками автора по логике. В 505-506 годах он написал труд «О категорическом силлогизме». На 515-520 годы приходится написание сочинения «О делении». В период с 516 по 522 годы римский философ-неоплатоник работал над трудом «О гипотетическом силлогизме». Произведение «О различиях в топиках» относится к 522-523 годам. Категорические силлогизмы были вновь затронуты в 523 году в новом сочинении «Введение в категорические силлогизмы».

Развитие математики получило хороший толчок благодаря переводам автором «Начал» Евклида, «Арифметики» Никомаха. Написанный Боэцием «Трактат о музыке» он посвятил вопросам гармонии в музыке Греции, а также акустике. Длительное время это сочинение считалось наиболее полно описывающим теорию музыки в Средневековье и в позднюю античность.

Римского философа очень трудно отнести к какой-либо школе. Есть данные, что самого себя он считал платоником. Но при этом следует иметь в виду, что платоником он считал и Аристотеля, вписываясь в общераспространенную эллинистическую традицию. Как признался сам Боэций, он не согласился с учением эпикурейцев и стоиков, но можно с полным правом утверждать, что на его взгляды сильное влияние оказали Сенека и Цицерон.

Будучи философом, он считал, что его задачей является латинизация и гармонизация греческой философии (Платон, Аристотель, неоплатоники) для укрепления римской культуры и государственности перед опасностью нападения врага. Будучи богословом, он стремился к латинизации никейского и халкидонского богословия, переносу на латинскую основу тонких различий в греческих понятиях о Троице и сути Христа. Вплоть до XIV века Боэций латинским Западом почитался в качестве «summus philosophus» — «нашего главного философа». Для латинского Средневековья он – отец Церкви, создатель схоластической методики, а также главный наставник в логике, античной философии и в специальных науках (арифметика, геометрия, музыка, астрономия, риторика).

Впервые полное собрание трудов Боэция было издано в 1492 году братьями Форливио, проживающими в Венеции. В современное время значение сохранило и полное издание сочинений за 1860 год в виде латинской «Патрологии» от Миня, так как некоторые сочинения автора в нынешнее время не изданы.

Разговор о Боге

– Уважаемый, давайте поговорим о Боге, – попросил однажды некто суфия.

– Будет лучше, если мы помолчим о Нем, – сказал суфий.

– Но почему?

– Если о Боге будете говорить вы, то для Него это будет оскорблением. А если о Боге заговорю я, то для меня это будет слишком большой честью, недостойной меня.

Свобода есть не удовлетворение, легкость и наслаждение, а тягота, трудность и страдание. Должно наступить время в жизни человека, когда он возьмет на себя эту тяготу, трудность, страдание, так как вступит в возраст духовного совершеннолетия.

Свобода есть не удовлетворение, легкость и наслаждение, а тягота, трудность и страдание. Должно наступить время в жизни человека, когда он возьмет на себя эту тяготу, трудность, страдание, так как вступит в возраст духовного совершеннолетия. В свободе жизнь будет труднее, ответственнее и трагичнее. Этика свободы сурова и требует героизма.

Смерть человека и мира, есть не только торжество бессмыслицы, результат греха и возобладания темных сил, но и торжество смысла, напоминание о божественной правде, недопущение неправды быть вечной.

Смерть человека и мира, есть не только торжество бессмыслицы, результат греха и возобладания темных сил, но и торжество смысла, напоминание о божественной правде, недопущение неправды быть вечной.

Смерть нельзя понимать только как последнее мгновение жизни, после которого наступает или небытие, или загробное существование.

Смерть нельзя понимать только как последнее мгновение жизни, после которого наступает или небытие, или загробное существование. Смерть есть явление, распространяющееся на всю жизнь. Наша жизнь наполнена смертью, умиранием. Жизнь есть непрерывное умирание, изживание конца во всем, постоянный суд вечности над временем.

Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, что отсутствие конца во времени есть бессмыслица.

Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, что отсутствие конца во времени есть бессмыслица.

Вопрос же о бессмертии души принадлежит совершенно устаревшей метафизике.

Вопрос же о бессмертии души принадлежит совершенно устаревшей метафизике. Смерть есть самый глубокий и самый значительный факт жизни, возвышающий самого последнего из смертных над обыденностью и пошлостью жизни. И только факт смерти ставит в глубине вопрос о смысле жизни. …Смерть — предельный ужас и предельное зло — оказывается единственным выходом из дурного времени в вечность, и жизнь бессмертная и вечная оказывается достижимой лишь через смерть. Последнее упование человека связано со смертью, столь обнаруживающей власть зла в мире.

Жизнь не в слабости своей, а в своей силе, напряженности и преизбыточности тесно связана со смертью. Это чувствуется в дионисизме. Это открывается в любви, которая всегда связана со смертью.

Жизнь не в слабости своей, а в своей силе, напряженности и преизбыточности тесно связана со смертью. Это чувствуется в дионисизме. Это открывается в любви, которая всегда связана со смертью. Страсть, то есть проявление величайшего напряжения жизни, всегда чревата смертью. И принимающий любовь в ее преизбыточной силе и трагизме принимает смерть.

Любовь к такому „дальнему“, как „сверхчеловек“ Ницше, как грядущий коммунистический строй Маркса, как нравственный закон всех моралистов, как отвлеченная справедливость законников…

Любовь к такому „дальнему“, как „сверхчеловек“ Ницше, как грядущий коммунистический строй Маркса, как нравственный закон всех моралистов, как отвлеченная справедливость законников, как государственность этатистов, как утопии совершенного социального строя социальных революционеров, как научная истина „сиентистов“, как красота эстетов, как отвлеченная ортодоксия религиозных фанатиков, есть безбожная и бесчеловечная любовь.

Любовь рождается от соединения духа с душой. Дух, отвлеченный от души, не порождает любви. …Духовная любовь, не знающая души и не соединенная с душой, отвлеченная, бескровная, безличная любовь не есть любовь, и она может быть жестокой, фанатичной, бесчеловечной.

Любовь рождается от соединения духа с душой. Дух, отвлеченный от души, не порождает любви. …Духовная любовь, не знающая души и не соединенная с душой, отвлеченная, бескровная, безличная любовь не есть любовь, и она может быть жестокой, фанатичной, бесчеловечной. Это есть любовь к идее, а не к живому существу. …Любовь и есть восстановление личного начала в поле, не природного, а духовного.

Нельзя отказаться от любви, от права и свободы любви во имя долга, закона, во имя мнения общества и его норм, но можно отказаться во имя жалости и свободы.

Нельзя отказаться от любви, от права и свободы любви во имя долга, закона, во имя мнения общества и его норм, но можно отказаться во имя жалости и свободы.