Узнать причину

Путник, идущий вдоль реки, услышал отчаянные детские крики. Подбежав к берегу, он увидел в реке тонущих детей и бросился их спасать. Заметив проходящего человека, он позвал его на помощь. Тот стал помогать тем, кто еще держался на плаву. Увидев третьего путника, они позвали его на помощь, но он не обращая внимания на призывы ускорил шаги. «Разве тебе безразлична судьба детей?» – спросили спасатели.
Третий путник им ответил: «Я вижу, что вы вдвоем пока справляетесь. Я добегу до поворота, узнаю, почему дети попадают в реку, и постараюсь это предотвратить».

Адский огонь

Однажды Гарун аль-Рашид повстречал юродивого.

– Откуда ты идешь? – спросил халиф.

– Я-то? Из самого ада.

– И что же тебя привело туда?

– Я искал огонь, чтобы раскурить свою трубку, и решил спросить у тамошних жителей, не поделятся ли они им со мной.

– И как, дали они тебе огня?

– Нет, тамошний правитель сказал мне, что нет у них его. «Как же так?» – спросил я. А он мне и ответил: «У нас здесь нет огня, сюда каждый приходит со своим собственным».

Три гостя

Женщина вышла из своего дома и увидела на уличном дворике троих стариков с длинными белыми бородами. Она не узнала их. Она сказала «Наверное вы мне не знакомы, но вы должно быть голодны. Пожалуйста, входите в дом и поешьте.»

«А муж дома?», спросили они.

«Нет», ответила она. «Его нет.»

«Тогда мы не можем войти», ответили они.

Вечером, когда ее муж вернулся домой, она рассказала ему о случившемся.

«Иди и скажи им что я дома и пригласи их в дом!», сказал муж.

Женщина вышла и пригласила стариков.

«Мы не можем пойти в дом вместе», ответили они.

«Почему же?», удивилась она.

Один из стариков объяснил: «Его зовут Богатство,» сказал он указывая на одного из своих друзей, и сказал указывая на другого, «А его зовут Удача, а меня зовут Любовь.» После чего добавил, «Сейчас иди домой и поговори со своим мужем о том, кого из нас вы хотите видеть в своем доме.»

Женщина пошла и рассказала мужу о том, что услышала. Ее муж был очень обрадован. «Как хорошо!», сказал он. «Если уж надо сделать выбор, давай пригласим Богатство. Пусть войдет и наполнит наш дом богатством!»

Его жена возразила, «Дорогой, а почему бы нам не пригласить Удачу?»

Их дочь слушала все сидя в углу. Она подбежала к ним со своим предложением: «А почему бы нам лучше не пригласить Любовь? Ведь тогда в нашем доме воцарит любовь!»

«Давай-ка согласимся с нашей девочкой,» сказал муж жене.

«Иди и попроси Любовь стать нашим гостем.»

Женщина вышла и спросила и троих стариков, «Кто из вас Любовь? Заходи в дом и будь нашим гостем.»

Старик по имени Любовь пошел в направлении дома. Другие 2 старика последовали за ним. Удивленная, леди спросила Богатство и Удачу: «Я же пригласила только Любовь, почему вы идете?»

Старики ответили: «Если бы вы пригласили Богатство или Удачу, другие два из нас остались бы на улице, но так как вы пригласили Любовь, куда она идет, мы всегда идем за нею. Там где есть Любовь, всегда есть и Богатство и Удача!»

В парикмахерской

Один человек пришёл в парикмахерскую. Во время стрижки и бритья заговорили с парикмахером о Боге.

Парикмахер сказал:
— Что бы вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть.
— Почему? — спросил клиент.
— Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это.

Клиент задумался. Когда парикмахер закончил работу, клиент щедро расплатился. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека. Тогда клиент вернулся в парикмахерскую, пригласил парикмахера к окну и, показывая пальцем на бродягу, сказал:
— Парикмахеров не существует! — вежливо приподнял шляпу и вышел.

Притча о двух волках

Когда-то давно старый индеец открыл своему внуку одну жизненную истину.
В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло – зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь… Другой волк представляет добро – мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность…
Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил:
– А какой волк в конце побеждает?
Старый индеец едва заметно улыбнулся и ответил:
— Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

Речения Ипусера

Речения Ипусера Смуты и мятежи охватили страну. Когда все заколебалось, призвал фараон к себе мудреца Ипусера и повелел ему:

– Расскажи мне о том, что есть, и о том, что будет! Странные и страшные вещи творятся вокруг. Расскажи обо всем и ничего не утаивай!

И мудрец Ипусер заговорил. Он рассказал обо всем без утайки.

Те, кто приставлен охранять ворота, сами кричат: «Пойдем грабить!» Пекари ничего не выпекают. Прачки не возвращают одежду. Птицеловы затевают драки. Жители Дельты ходят со щитами, пивовары – с оружием. Никто не радуется жизни, ведь каждый видит врага даже в сыне своем. Повсюду люди говорят друг другу: «Приходи с мечом!» Творится то, что было предсказано во времена бога Гора, во времена Эннеады. Только доблестные люди скорбят о том, что творится в стране. Чужеземцы же повсюду сделались египтянами. Творится то, что было предсказано предками.

Воистину, захватили воры лучшие земли, и поэтому пахари выходят на поле со щитами.

Воистину, люди смиренные говорят: «Властвуют ныне разбойники, свирепые ликом».

Воистину, лики сейчас у всех свирепы. Всюду злодеи, и нигде нет людей вчерашнего дня.

Воистину, рыщут грабители везде и всюду. Тот, кто хочет заиметь себе слугу, просто похищает рабов.

Воистину, Нил разливается, как и прежде, но никто и не думает пахать заливные поля. «Что происходит в стране? Мы не понимаем!» – говорят все.

Воистину, женщины стали бесплодны, они более не зачинают. Не творит больше Хнум людей из-за смуты в стране.

Воистину, неимущие стали хозяевами драгоценностей. Кто раньше не мог купить себе даже сандалий, ныне владеет всеми богатствами.

Воистину, новый хозяин печалит сердца рабов. А если ликуют слуги, то тогда печалится хозяин.

Воистину, жестокими стали сердца людей. Смерть и мор по всей стране. Кровь повсюду. Саваны мертвецов тщетно взывают о погребении.

Воистину, тела многих ныне бросают в реку. Для них Нил стал гробницей, а речной поток – местом бальзамирования.

Воистину, те, кто был знатен, ныне скорбят, а нищие радуются. В каждом селении говорят: «Истребим всех богатых!»

Воистину, люди ходят черные, словно ибисы. Грязь по всей стране. Теперь не увидишь человека в светлых, чистых одеждах.

Воистину, страна перевернулась, словно гончарный круг. Разбойник сделался богачом, богач стал грабителем.

Воистину, воды Нила окрашены кровью, но эти воды все равно пьют. Вкус крови отталкивает людей, они вожделеют чистой воды, но тщетно.

Воистину, все колонны, врата и покои дворца фараона, да будет он жив, здоров и могуч, сожжены, и лишь стены остались от дворца.

Воистину, мятеж охватил весь корабль Юга. Города разграблены, а Верхний Египет обратился в пустыню.

Воистину, крокодилы уже пресытились своей добычей, ведь люди сами бросаются в реку. Мудрые говорят им: «Смотри, не ходи туда, там смерть!» Но они бросаются в воду, словно рыбы, ведь в страхе не различают они, где река, где суша.

Воистину, египтян стало мало, а убийц много. И когда слышат об этом, то робкие убегают без оглядки.

Воистину, знатный сравнялся с простолюдином, сын повелительницы сравнялся с сыном рабыни.

Воистину, опустел весь Египет. Номы разорены, чужаки пришли в страну. Воистину, не осталось нигде египтян.

Воистину, золото и лазурит, серебро, бирюза и сердолики блестят ныне на шеях рабынь. А знатные женщины и хозяйки домов думают лишь об одном: «Что у нас будет на ужин?»

Воистину, несчастны знатные женщины! Тела их страдают от рубищ, а сердца их скорбят, когда им приходится кланяться тем, кто прежде сам им кланялся.

Воистину, сломаны их ларцы из черного дерева, а драгоценное дерево сеседж изрублено на дрова.

Воистину, строители пирамид сделались пахарями. Те, кто плавал на судах фараона, впряжены ныне в плуг. Не плывут сегодня суда на север в Библ. Где же теперь возьмем мы кедр для саркофагов? Не привозят к нам больше кедров, ибо нет у нас золота. Опустел дворец фараона, да будет он жив, здоров и могуч! А сколько мешков с благовонными травами, сколько птиц для жертвоприношений доставляли раньше сюда жители оазисов!

Воистину, мятежные Танис и Элефан-тина и номы нижнеегипетские не платят больше податей. Не хватает зерна, угля, не хватает плодов деревьев мау, нут и шетсу, не хватает изделий ремесленников для дворца. Для чего сокровищница, если в нее не поступают подати? Ведь сердце повелителя по-настоящему радуется лишь тогда, когда стекаются к нему приношения. А ныне любая чужеземная страна говорит: «Это все наши владения! Это все наше добро!»

Воистину, не слышно больше смеха, никто больше не смеется. По всей стране слышны только плач и стенания.

Воистину, всем владеет тот, у кого раньше не было ничего. Египтяне ныне подобны черни, выгнанной на дорогу.

Воистину, стали все безволосыми, и не отличишь ныне сына знатного мужа от того, кто вовсе не знает отца.

Воистину, страждут все из-за шума. Не смолкает шум в эти годы шума. И нет конца этому шуму.

Воистину, все от мала до велика говорят: «Я хочу умереть!» Даже дети твердят: «Для чего мне отец дал жизнь?!»

Воистину, детей знатных людей разбивают о стены.

Воистину, мумии выброшены из своих гробниц. Все тайны бальзамировщиков стали известны каждому.

Воистину, те, кто жил вчера, сегодня мертвы. Земля предоставлена сама себе, словно вырванный с корнем лен.

Воистину, вся дельта Нила осталась без защиты. Укрепления, бывшие ранее опорой Нижнего Египта, стали ныне торной дорогой. Что же делать теперь? Такого еще никогда не случалось.

Отовсюду слышится: «Сторонись тайных святилищ, ибо захвачены они непосвященными, сменившими посвященных». Ведь теперь чужеземцы стали искусны в работах египтян.

Воистину, люди имущие приставлены теперь к ручным мельницам. Тех, кто раньше носил одежды из тончайшей ткани, сегодня бьют палками. Рабы, не смевшие появляться днем, выходят на улицы. Знатные женщины ныне спят в притонах. Я говорю: «Видеть их там – хуже, чем видеть баржу для мирры, нагруженную сосудами с нечистотами!» Что же касается слуг, то пусть самые страшные болезни поразят их! Ибо терзают они знатных женщин, словно простых служанок.

Вот если бы пришел конец роду людскому и не было бы больше ни зачатий, ни рождений! Тогда бы умолкли вопли в стране и не стало бы мятежников.

Но сейчас, воистину, все едят только траву и запивают ее водой. Не плодоносят деревья, нечего есть и птицам. Люди же отнимают пойло у свиней!

Не увидишь теперь прекрасных лиц – все они обезображены голодом.

Воистину, пропадает зерно на каждой дороге, нет у людей ни одежды, ни масла, ни благовоний. Все говорят: «Ничего не осталось! Кладовые пусты, а их сторожа лежат мертвые на земле». Скорбит мое сердце, нет мне утешения! Ах, если бы мог я возвысить голос в этот час отчаяния, если бы мог я найти спасение от бед, поразивших страну!

Воистину, расхищены записи судебной палаты. Украдено все, что было в этом хранилище тайн.

Воистину, магические чары теперь стали известны всем. Заклинания шем и сехен сделались ныне опасными, ибо знает их каждый.

Воистину, раскрыты палаты и похищены податные списки. Из-за этого рабы стали хозяевами рабов.

Воистину, писцы убиты, а их бумаги украдены. Горько мне! Скорбью наполнились до краев эти дни!

Воистину, истреблены все записи писцов, подсчитывающих урожай, а житницы раскрыты для всех.

Воистину, свитки законов судебной палаты выброшены на улицы; попирают их все ногами, ломают и рвут их.

Воистину, бедняки возвысились до небес и стали подобны Эннеаде, ибо все тайны Судилища Тридцати им стали известны.

Воистину, превратилась Великая Судебная палата в проходной двор. Бедняки, как хотят, разгуливают по ней.

Воистину, дети тех, кто был знатен, выброшены на улицу.

Мудрец подтвердит, что все это – правда, глупец же будет все отрицать, ибо не ведает он, что творится, и все, что творится, кажется ему прекрасным.

Вот что сказал Ипусер фараону, владыке земли.

Не в деньгах счастье

Ученик спросил Мастера:

— Насколько верны слова, что не в деньгах счастье?
Тот ответил, что они верны полностью. И доказать это просто. Ибо за деньги можно купить постель, но не сон; еду, но не аппетит; лекарства, но не здоровье; слуг, но не друзей; женщин, но не любовь; жилище, но не домашний очаг; развлечения, но не радость; образование, но не ум. И то, что названо, не исчерпывает список.

Коршун Зоркий Глаз и коршун Чуткое Ухо

На горных вершинах жил некогда коршун, имя которого было Зоркий Глаз. Однажды встретил он другого коршуна, звали которого Чуткое Ухо.

– Мой глаз острей и зрение совершенней, чем у тебя, – сказал ему коршун Зоркий Глаз. – Судьбой мне дан такой дар, какого нет ни у одной другой птицы.

Тогда спросил его коршун Чуткое Ухо:

– Что же это за дар?

И ответил ему коршун Зоркий Глаз:

– Я вижу все до пределов тьмы, я вижу сквозь море до первозданных вод.

Спросил его коршун Чуткое Ухо:

– Откуда же у тебя этот дар?

– Этот дар мне дан потому, что я жил в сокровищнице, а кормил меня жрец, хранитель сокровищ, – отвечал коршун Зоркий Глаз. – Он готовил мне пищу и говорил: «Чудесную еду готовлю я!» Всю жизнь я питался только этим кормом, а кроме него пил только солнечный свет.

И коршун Чуткое Ухо сохранил эти слова в своем сердце, а затем сказал:

– Это так, твой глаз острей и зрение совершенней, чем у меня. Но и мне судьбой дан такой дар, какого нет ни у одной другой птицы. Я постиг тайны неба и слышу даже то, что делается в небесах. Я даже слышу то, что предуготовляет бог солнца Ра, царь всех богов.

– Откуда же у тебя этот дар? – спросил коршун Зоркий Глаз.

– Этот дар мне дан потому, – отвечал коршун Чуткое Ухо, – что я никогда не спал в полдень, не пил, как и ты, ничего, кроме солнечного света, и когда ночью я отправлялся на покой, горло мое оставалось сухим.

И коршун Зоркий Глаз сохранил эти слова в своем сердце.

Но вот коршун Чуткое Ухо засмеялся.

– Почему ты смеешься? – спросил его коршун Зоркий Глаз.

– Да вот рассказал мне сейчас кое-что другой коршун, имя которому Чуткое Ухо Ра, парящий в небесах высоко над землей, да будет она благословенна! Сейчас он сообщил мне это, а будет и так, что и я ему что-нибудь расскажу. А рассказал мне он вот что: овода, самую назойливую из всех тварей, проглотила ящерица, ящерицу проглотил варан, варана сожрала змея. А змею схватил сокол и бросил ее в море.

Потом сказал коршун Чуткое Ухо коршуну Зоркий Глаз:

– Ты ведь видишь сквозь море, и ты видишь все, что делается в воде. Скажи, что же стало потом со змеей?

– Все, что ты сейчас рассказал, – правда, – отвечал коршун Зоркий Глаз. – Так оно и было на самом деле. Смотри, вон змея, которую бросил в море сокол! Вот ее схватила щука, и сейчас змея в пасти. Смотри, Чуткое Ухо, щука пожрала змею. А теперь щуку проглотил сом! Вот плывет он к берегу. Смотри, пришел к морю лев и вытащил сома на берег. А вот их увидел грифон[7]. Он вонзил в них когти и понес их в небеса, к сиянию солнечного диска. А вот он бросил их на вершину горы и растерзал на части. Если ты не веришь мне, летим со мною в горы среди пустыни, там ты увидишь их всех. Лев и сом, разорванные, лежат перед грифоном, а он их пожирает.

И вот оба коршуна полетели к той горе и увидели, что то, что сказал коршун Зоркий Глаз, – правда. Тогда сказал коршун Зоркий Глаз коршуну Чуткое Ухо:

– Все, что происходит на земле, предопределено свыше. Бог на небе творит только добро, но на земле оно обращается во зло.

Потом спросил коршун Зоркий Глаз:

– Но что будет с грифоном, который одолел даже льва? Что станется с ним?

– Разве ты не знаешь, что грифон – самый могучий из всех зверей? – отвечал ему коршун Чуткое Ухо. – Он повелитель всего на земле. Он владыка, над которым никто не властвует. У него клюв сокола, глаза человека, туловище льва, уши словно плавники морской рыбы, а хвост у него змеиный. Пять существ слились воедино в нем! Он подобно смерти властвует над всем на земле. Он повелевает всем сущим, он один карает всех!

Так отвечал коршун Чуткое Ухо коршуну Зоркий Глаз.

Истинно, кто убивает, тот когда-нибудь тоже будет убит! Кто приказывает убить, тоже будет убит по приказу. Эти слова должны дойти до твоего сердца. Помни: ничто невозможно скрыть от Ра, бога солнца, царя всех богов. Он воздает по заслугам и делам всем, кто живет на земле, от овода, ничтожнейшей из всех земных тварей, до грифона, самого могучего из всех существ. Ибо все хорошее и все плохое совершается на этой земле по воле бога Ра.

Младшая дочь вождя

Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу. Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая — красавица, а младшая — не очень.

Один из моряков сказал своему другу:

— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.

— Да, ты прав, старшая дочь вождя — красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.

— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.

— Ты что, с ума сошёл? Она же такая… не очень.

— Это моё решение, и я это сделаю.

Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров.

Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.

— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!

— Это хороший выбор. Моя старшая дочь — красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.

— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.

— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.

— Я хочу жениться именно на ней.

— Хорошо, но, как честный человек, я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.

— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.

Они поженились.

Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь. Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.

Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.

— Как живёшь?

— Я счастлив.

Тут входит та самая красивая женщина.

— Вот, познакомься. Это моя жена.

— Как? Ты что, женился ещё раз?

— Нет, это всё та же женщина.

— Но как это произошло, что она так изменилась?

— А ты спроси у неё сам.

Подошёл друг к женщине и спрашивает:

— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?

— Просто однажды я поняла, что стою десяти коров.

Лев и мышь

Жил на горе могучий лев. Он был настолько могуч, что все звери гор страшились его силы.

Повстречал однажды лев пантеру. Вся шкура ее была изодрана, а мех висел клочьями. От множества ран была она еле жива.

– Что случилось с тобой? – спросил ее лев. – Кто порвал твою шкуру, кто ободрал твой мех?

И пантера ему ответила:

– Это сделал человек.

– А кто такой человек?

– Нет никого хитрей человека! Никогда не попадайся ему в руки!

Услышав такие слова пантеры, затаил лев злобу на человека и отправился его искать.

Повстречал он в пути осла и лошадь. Морды их опутывала узда, а в зубах были удила.

– Кто вас так связал? – спросил лев.

– Это наш господин, человек! – ответили ему в один голос осел и лошадь.

– Неужели человек сильнее вас? – удивился лев.

– Он наш хозяин. Нет на свете никого умнее человека. Никогда не попадайся ему в руки!

Тогда еще больше обозлился лев на человека и ушел от осла и лошади.

Шел он своей дорогой, когда повстречал быка и корову. Рога их были обпилены, ноздри проколоты, а на шее у них лежало ярмо. Спросил их лев, кто это сделал, и они ответили ему, как отвечали раньше осел и лошадь, что сделал это их господин, человек.

Пошел лев дальше и встретил медведя. Когти у него были обрезаны, а зубы вырваны.

– Неужели человек сильнее даже тебя? – воскликнул лев.

И медведь ответил:

– Да, сильнее. Когда-то был у меня в услужении один человек, он приносил мне пищу. Но однажды он сказал мне: «Твои когти слишком длинны, они мешают тебе брать пищу. Зубы же твои настолько слабы, что не дают тебе вкушать то, что ты хочешь. Позволь мне их вырвать, и я принесу тебе вдвое больше пищи!» И я позволил ему это сделать. И тогда он взял мои зубы и когти, швырнул мне в глаза песок и убежал. А я уже ничем не мог его удержать.

Еще больше разгневался лев. Он ушел от медведя и продолжил искать человека. Но вскоре увидел он другого льва, лапу которого защемило горное дерево.

Спросил его лев, который пришел:

– Как же попал ты в такую беду? Кто это сделал с тобой?

И ответил ему другой лев:

– Сделал это человек. Остерегайся его и никогда не верь ему, если тебе дорога твоя жизнь. Человек хитер, очень хитер! Никогда не попадайся ему в руки! Я вот встретил человека и спросил его: «Каким ремеслом ты занимаешься?» – «Мое ремесло – предупреждать старость, – отвечал он. – Я могу тебе сделать такой талисман, что ты никогда не умрешь. Хочешь, я спилю ствол дерева и дам тебе прикоснуться к этому талисману? После этого ты будешь жить вечно!» И тогда я пошел за ним к этому дереву. Он спилил его, расщепил ствол клином и сказал мне: «Клади сюда свою лапу!» Я сунул лапу в щель, а он выбил клин, и дерево зажало ее. А человек, когда увидел, что я не могу за ним бежать, швырнул мне в глаза песок и ушел.

Услышав это, рассвирепел лев, который пришел, и сказал:

– О человек, ты когда-нибудь попадешься мне в лапы, и я отплачу тебе сразу за все обиды, причиненные тобой зверям гор!

И лев дальше отправился искать человека. Но тут попалась ему под лапу мышь, с виду совсем маленькая. Лев хотел ее раздавить, но мышь взмолилась:

– Не дави меня, мой господин! Ты можешь меня съесть, но ведь мною ты все равно не насытишься. Если же ты меня отпустишь, голод твой сильней не станет. Но зато, если ты даруешь мне жизнь, я тоже когда-нибудь подарю тебе жизнь. Не причиняй мне зла, и когда-нибудь я спасу тебя от беды.

– Что же ты можешь сделать? – рассмеявшись, сказал лев. – Ведь никто на земле не сможет со мною справиться и причинить мне зло!

Но мышь поклялась ему:

– Клянусь, что избавлю тебя от гибели, когда придет твой самый черный день!

Конечно, лев не принял слова мыши всерьез, однако подумал: «Если я съем эту мышь, то сытым и вправду не стану!» И он отпустил ее.

Случилось так, что охотник, ловивший зверей в западни, выкопал яму как раз на пути льва. Тот провалился в яму и попал в руки охотника. Охотник опутал льва сетью и крепко связал сухими ремнями, а сверху перевязал ремнями сыромятными.

Связанный лев лежал в горах и горевал. Но судьба сжалилась над ним и сделала так, чтобы клятва мыши стала правдой. Забылись надменные слова льва, и судьба привела к нему ночью маленькую мышку. Сказала тут мышка льву:

– Узнаешь ли ты меня? Я та самая маленькая мышка, которой ты подарил жизнь. Я пришла, чтобы сегодня вернуть тебе долг. Попался ты человеку в руки, но я избавлю тебя от смерти. Нужно быть благодарным тем, кто сделал тебе добро.

Сказав это, мышь принялась грызть путы льва. Она перегрызла все сухие ремни и все сыромятные, которыми он был связан, и освободила его от пут. Потом мышка спряталась в гриве льва, и они вместе в тот же час отправились в горы.

Подумай же о маленькой мышке, самой слабой из всех жителей гор, и о льве, самом сильном из всех, кто живет в горах! Подумай о чуде, которое свершилось по велению судьбы!

Коршун и кошка

Жил некогда коршун, рожденный на вершине горы, и жила кошка, рожденная у подножья этой горы.

Коршун долго не решался улетать из гнезда за пищей для своих птенцов – он боялся, что кошка достанет их и съест. Но и кошка тоже боялась уходить за пищей для своих котят, опасаясь, что коршун их унесет. Так было до тех пор, пока однажды сказал коршун кошке:

– Давай отныне жить как добрые соседи! Дадим клятву великому богу Ра и скажем: «Если кто-нибудь из нас отправится за кормом для своих детей, другой не станет на них нападать!»

И они поклялись, и обещали перед богом Ра, что не отступятся от своей клятвы.

Но однажды коршун отнял у котенка кусок мяса и отдал его своему коршуненку. Это увидела кошка и решила отнять мясо у коршуненка. И когда он повернулся к ней, кошка схватила его и вонзила в него свои когти.

– Клянусь Ра, это не твой корм! – запищал коршуненок, когда понял, что ему не вырваться. – За что же ты вонзила в меня свои когти?

Но кошка ему ответила:

– Откуда же у тебя это мясо? Ведь принесла его я и принесла моему котенку, а не тебе!

– Я не летал к твоим котятам! – отвечал коршуненок. – И если ты станешь мстить мне или братьям моим и сестрам, то Ра увидит, что ты нарушила принесенную ему клятву.

Тут он хотел взлететь, но крылья не смогли унести его обратно на дерево. Словно умирая, он упал на землю и сказал кошке:

– Можешь убить меня, но тогда погибнет твой сын и сын твоего сына.

И кошка его не тронула. Но вот прилетел коршун и нашел своего птенца на земле. Охватила его злоба и сказал он в сердцах:

– Клянусь, я отомщу! Я сделаю это, когда Возмездие вернется сюда из далеких земель страны Сирии. Тогда пойдет кошка за пищей для своих котят, а я нападу на них. И станут котята кормом для меня и моих детей!

Однако коршуну долго не выпадал подходящий момент, чтобы напасть на дом кошки и уничтожить весь ее род. Он следил за каждым шагом своего врага и днем и ночью думал о своей мести.

И вот однажды кошка оставила своих котят. Коршун увидел это, напал на них и унес. И когда кошка вернулась, она не нашла ни одного котенка. Тогда она обратилась к небу и воззвала к великому Ра:

– Узнай о моем горе и рассуди нас с коршуном! Мы оба дали священную клятву, но он нарушил ее. Он убил всех моих детей!

И Ра услышал кошку и послал Небесную силу, чтобы покарать коршуна. Отправилась Небесная сила и отыскала Возмездие, которое сидело как раз под тем деревом, где было гнездо коршуна. И Небесная сила передала Возмездию повеление Ра покарать коршуна за то, что он сделал с котятами.

Однажды коршун увидел одного сирийца, который жарил на углях горную дичь (он не знал, что все это специально устроено Возмездием, чтобы покарать его). Схватил коршун кусок мяса и унес его в свое гнездо. Но он не заметил, что к мясу пристали горящие уголья.

И вот гнездо коршуна запылало, изжарились все его дети и упали на землю к подножью дерева.

Пришла тогда кошка к дереву, где было гнездо коршуна, но птенцов не тронула.

– Клянусь именем Ра, ты долго охотился за моими детьми, и вот ты напал на них и убил! – сказала она коршуну. – А я даже теперь не трогаю твоих птенцов, хоть они и поджарились в огне!

Правда и Кривда

Правда И КривдаЖили некогда два брата. Старшего звали Правда, а младшего – Кривда.

Брат Правда был прекрасен всем своим телом, и не было ему равных во всей стране. Завидовал ему Кривда, и решил он его погубить. Взял он тогда красивый кинжал в красивых ножнах, взял с собою десять хлебов, посох, пару сандалий, бурдюк и меч и пришел к хранителю утвари Правды.

– Возьми себе эти десять хлебов, посох, пару сандалий, бурдюк и меч, – сказал ему Кривда, – но сохрани мой кинжал, пока я не вернусь из города.

Много времени прошло, когда хранитель утвари Правды решил почистить кинжал, который оставил ему Кривда. Он сел с ним на берегу пруда и стал его чистить. Вдруг кинжал выскользнул из его рук и утонул. Сколько его ни искали, найти так и не смогли.

Услышал тогда Кривда, что хранитель утвари Правды потерял его кинжал. Пришел он к хранителю утвари и сказал ему:

– Где мой кинжал? Верни мне его!

– У меня его нет, я его потерял, – ответил ему хранитель утвари. – Но вот тебе все кинжалы Правды, и все они – твои. Возьми себе какой хочешь.

– Разве есть второй такой кинжал, какой был у меня? – спросил тогда Кривда. – Клинок его – гора Эль, рукоятка – ствол дерева Коптоса[1], ножны – гробница бога, а обвязка ножен – все стада пастбищ Кара[2].

Сказал тогда хранитель утвари:

– Разве может быть на свете такой большой кинжал, как ты говоришь?

Но Кривда схватил его, потащил на суд к Эннеаде[3] и сказал:

– Доверил я Правде свой кинжал, но он потерял его. А кинжал тот был необыкновенный! Клинок его – гора Эль, рукоятка – ствол дерева Коптоса, ножны – гробница бога, а обвязка ножен – все стада пастбищ Кара. Не может он мне его возместить!

И еще сказал Кривда Эннеаде:

– Схватите Правду и ослепите его на оба глаза. И да будет он привратником дома моего!

И Эннеада сделала все, как говорил Кривда.

После этого прошло немало дней, когда однажды Кривда поднял глаза, взглянул и увидел достоинства своего старшего брата. И сказал тогда Кривда двум рабам Правды:

– Схватите вашего господина и отдайте его свирепому льву и его львицам. Иначе я вас убью!

Схватили рабы своего господина и потащили на холмы пустыни. Но когда они поднимались по склону, сказал Правда своим рабам:

– Не отдавайте меня львам! Возьмите вместо меня кого-нибудь другого. Или лучше сделайте так: один из вас пусть пойдет к Кривде и скажет, что его приказание выполнено, а другой сходит в город и принесет мне немного хлеба.

Пришел один из рабов к Кривде и сказал ему:

– Мы бросили нашего господина в пустыне, и львы растерзали его.

Затем он вышел из дома, хоть Кривда и призывал его, чтобы дать хорошую награду.

После этого прошло еще много дней. Как-то раз одна знатная госпожа вышла из дома со своими служанками погулять. И вот служанки увидели Правду: он лежал у подножья холма и был так прекрасен, что вернулись служанки к своей госпоже и сказали:

– Пойди с нами туда и посмотри сама. Там, у подножья холма, лежит слепец. Приведем его к нам и сделаем его привратником нашего дома!

Тогда приказала госпожа служанкам:

– Приведите его! Я хочу на него посмотреть.

Когда госпожа увидела, как прекрасен Правда телом своим, возжелала она его всем сердцем. Правда провел с ней ночь и познал ее, как мужчина познает женщину. И в ту же ночь госпожа зачала дитя.

Прошло еще много дней после этого, и родила госпожа сына. Не было равных этому ребенку во всей стране, ибо был он длиною в локоть и красотой своей походил на юного бога. Его отдали в школу, где он познал сложную и почетную науку письма. Все, что должны были уметь юноши, он делал так умело, что превзошел даже старших своих товарищей, учившихся вместе с ним в школе.

Тогда стали ему говорить товарищи:

– Чей ты сын? У тебя нет отца! – мучили и дразнили они его. – Воистину у тебя нет отца!

Тогда мальчик спросил свою мать:

– Скажи мне имя отца моего, чтобы я мог ответить товарищам в школе. Они поносят меня и спрашивают: «Кто же твой отец?»

– Видишь слепца, который сидит у ворот? – отвечала ему мать. – Это твой отец.

На это сын ей сказал:

– За то, что ты сделала, следовало бы на глазах у всех бросить тебя крокодилу!

После этого мальчик привел отца в дом и усадил его в кресло. Он принес скамейку для ног и подставил ее отцу, положил перед ним хлеб, накормил его и напоил. А затем спросил мальчик отца своего:

– Скажи мне, отец, кто тебя ослепил, кому я должен отомстить за тебя?

– Это мой младший брат ослепил меня, – отвечал Правда.

И рассказал ему все, что с ним произошло.

Тогда мальчик собрался в путь, чтобы отомстить за своего отца. Взял он быка самой красивой масти, десять хлебов, посох, пару сандалий, бурдюк и меч и отправился к пастуху Кривды.

– Возьми себе эти десять хлебов, посох, пару сандалий, бурдюк и меч, – сказал он пастуху, – но постереги моего быка, пока я не вернусь из города.

Прошло после этого немало времени. Много месяцев пас быка пастух Кривды, когда однажды отправился Кривда в поле, чтобы взглянуть на своих быков. И увидел он быка, который был самой прекрасной масти. Сказал тогда Кривда своему пастуху:

– Приведи ко мне этого быка! Я хочу его съесть.

– Этот бык не мой. Не могу я отдать его, – ответил ему пастух.

Тогда сказал ему Кривда:

– Посмотри, вот мои быки, и все они у тебя. Можешь отдать любого из них хозяину того быка!

И вот услышал сын Правды, что Кривда взял его быка. Пришел он тогда к пастуху Кривды и сказал ему:

– Где мой бык? Я не вижу его.

– Вот все быки Кривды, и все они – твои, – отвечал пастух. – Возьми себе какого захочешь.

Тогда сказал ему сын Правды:

– Разве есть на свете второй такой бык, какой был у меня? Когда стоит он на Острове Амона[4], кисть хвоста его лежит в Зарослях Папируса; один рог его покоится на Западной горе, а другой рог – на Восточной горе[5], ложем служит ему Великая Река[6]: ежедневно от него рождается шестьдесят телят.

– Может ли быть такой большой бык, как ты говоришь? – спросил пастух.

Но мальчик схватил его и потащил за собой туда, где был Кривда. И привел он Кривду на суд к Эннеаде.

Выслушали его боги Эннеады.

– То, что ты говоришь, – неправда, – сказали они. Мы никогда не видели такого большого быка, такого просто не может быть!

– Но разве может быть такой большой кинжал, как вы говорили прежде? – спросил сын Правды. – Вы говорили, будто клинок его – гора Эль, рукоятка – ствол дерева Коптоса, ножны – гробница бога, а обвязка ножен – все стада пастбищ Кара! Рассудите между Правдой и Кривдой. Я – сын Правды, и я пришел, чтобы отомстить за него.

Услышав эти слова, Кривда поклялся именем фараона, да будет он жив, здоров и могуч, и сказал:

– Клянусь вечностью Амона и жизнью повелителя, то, что он говорит, – ложь! Пусть найдут Правду живым, и пусть тогда ослепят меня на оба глаза, и пусть сделают меня привратником дома его!

Тогда и сын Правды тоже поклялся именем фараона, да будет он жив, здоров и могуч, и сказал:

– Клянусь вечностью Амона и жизнью повелителя, все, что я говорю, – правда. И если найдут отца моего живым, пусть тогда жестоко накажут Кривду! Пусть дадут ему сто простых ударов и нанесут ему пять рваных ран. А потом пусть его ослепят на оба глаза и сделают привратником в доме Правды. И будет служить он ему вечно!

Так сын Правды отомстил за своего отца, и так решился спор между Правдой и Кривдой.

На этом счастливо завершается рассказ, как его записал писец храма Амона, чьи руки чисты.

Путь к морю

В одной бедной деревушке родился на свет мальчик. Он проводил свои дни бессмысленно, механически и монотонно, так же как и остальные обитатели этой угасающей деревушки, не имея представления, что делать с собственной жизнью. И в одну прекрасную ночь ему приснилось море. Ни один из жителей деревни ни разу не видел моря, поэтому никто не смог подтвердить, что где-то в мире существует такая бескрайняя вода.

А когда юноша заявил, что собирается отправиться на поиски моря из своего сна, все крутили пальцем у виска и называли его сумасбродом. Но он, несмотря ни на что, пустился в путь и долго странствовал, пока не оказался на развилке дорог. Здесь он выбрал ту дорогу, которая вела прямо, и через несколько дней добрался до посёлка, жители которого вели спокойную, обеспеченную жизнь. Когда юноша сообщил им, что странствует, мечтая найти море, они начали убеждать его, что он зря тратит время и лучше будет ему остаться в этом селе и жить так же счастливо, как и все.

Несколько лет молодой человек жил в достатке. Но однажды ночью ему опять приснилось море, и он вспомнил о своей несбывшейся мечте. Юноша решил покинуть посёлок и вновь отправиться в путь. Попрощавшись со всеми, он вернулся на развилку и на этот раз пошёл в другом направлении. Шёл он долго, пока не дошёл до большого города. Восхитился его гомоном и пестротой и решил остаться там. Учился, работал, веселился и со временем совсем забыл о цели своего путешествия.

Однако через несколько лет он опять увидел во сне море и подумал, что, если не исполнит мечту своей юности, то впустую растратит жизнь. Поэтому он опять вернулся на развилку и выбрал третью дорогу, которая привела его в лес. На небольшой полянке мужчина увидел избушку, а возле неё уже не слишком молодую, но прекрасную женщину, которая развешивала выстиранное бельё. Она предложила ему остаться с нею, так как её муж ушёл на войну и не вернулся. Мужчина согласился.

Много лет они прожили счастливо, вырастили детей, но однажды нашего героя, который уже состарился, опять навестил сон о море. И он оставил всё, с чем был связан много лет, вернулся на развилку и пустился в путь последней, доселе неизвестной ему тропой, очень крутой и каменистой. Он шёл с трудом и стал опасаться, что вскоре совсем выбьется из сил.

Оказавшись у подножия большой горы, старик решил подняться на неё в надежде хотя бы издали увидеть море из своих снов. Через несколько часов на исходе сил он добрался до вершины горы. Перед ним раскинулись необозримые просторы: старик увидел развилку дорог и село, в котором жители вели благополучную жизнь, и большой город, и избушку женщины, с которой провёл много счастливых лет. А вдали, на горизонте, увидел голубое, бескрайнее море.

И, прежде чем остановилось его измученное сердце, растроганный старик сквозь слёзы сожаления заметил ещё, что все дороги, по которым он шёл, вели к морю, но только ни одну из них он не прошёл до конца.

Танцующий раввин

Жители одного еврейского городка с нетерпением ждали приезда раввина. Для них это было событие огромной важности, и поэтому они, помимо полагающихся приготовлений, много времени потратили на составление списка вопросов, которые намеревались ему задать. И список этот получился внушительным.

Наконец ребе приехал. Он сразу же почувствовал, что люди многого ждут от него, было очевидно, что всем не терпится получить ответы на вопросы. Но раввин ничего не сказал, а просто посмотрел людям в глаза и стал напевать популярную в те времена песенку. Вскоре кое-кто стал ему подпевать, и вот уже запели все собравшиеся. Затем раввин начал танцевать, он ритмично раскачивался из стороны в сторону, чувствовалось, что ребе любит и умеет танцевать. Пришедшие на встречу последовали его примеру. Вскоре танец настолько захватил людей, что они забыли обо всем на свете – о своих проблемах, невзгодах, повседневных заботах, а также и заготовленных ранее вопросах. От былой напряженности, царившей в самом начале встречи, не осталось и следа. Все присутствовавшие почувствовали глубокое спокойствие, поселившееся в их сердцах.

Танец длился больше часа. Наконец раввин остановился и произнес слова, оказавшиеся единственными за весь вечер:

– Надеюсь, я ответил на все ваши вопросы.

Десять принципов богослужения

– Ребе, – обратился однажды раввин Зуси к своему наставнику Дов Беру, – я слышал, что есть какие-то «Десять принципов богослужения». Но больше я ничего о них не знаю.

– Сам я тебя научить им не смогу. Но я знаю тех, кто сможет.

– И кто же это?

– Первые три принципа тебе преподаст ребенок, а остальные семь – вор.

По виду раввина Зуси было видно, что слова Дов Бера крайне изумили его.

– Смотри, – продолжил Дов Бер, – у ребенка ты научишься трем вещам. Первое – веселиться без всякой причины. Второе – не сидеть без дела, ни минуты не тратить впустую. И третье – громко и настойчиво требовать того, чего хочешь.

– Хорошо, учитель, а чему я могу научиться у вора? – спросил Зуси.

– Делать свою работу втайне – это раз. Если не закончил свое дело сразу, в одну ночь, вернуться к нему в следующую – это два. Любить и уважать собратьев по ремеслу – три. Не бояться рисковать жизнью ради достижения своей цели – четыре. Не бояться променять все, что ты имеешь, на какое-нибудь пустячное, но новое приобретение – пять. Не бояться никаких препятствий – шесть. Всегда оставаться верным своему ремеслу и никогда не допускать мысли о том, чтобы сменить его на какое-нибудь другое – семь.

Всё в твоих руках

Давным-давно в старинном городе жил Мастер, окружённый учениками. Самый способный из них однажды задумался: «А есть ли вопрос, на который наш Мастер не смог бы дать ответа?» Он пошёл на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал её между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, он подошёл к Мастеру и спросил:

— Скажите, какая бабочка у меня в руках: живая или мёртвая?

Он крепко держал бабочку в сомкнутых ладонях и был готов в любое мгновение сжать их ради своей истины.

Не глядя на руки ученика, Мастер ответил:

— Всё в твоих руках.

Это хорошо!

У одного африканского короля был близкий друг, с которым он вместе вырос. Этот друг, рассматривая любую ситуацию, которая когда-либо случалась в его жизни, будь она позитивная или негативная, имел привычку говорить: «Это хорошо!»

Однажды король находился на охоте. Друг, бывало, подготавливал и заряжал ружья для короля. Очевидно, он сделал что-то неправильно, готовя одно из ружей. Когда король взял у своего друга ружьё и выстрелил из него, у него оторвало большой палец руки. Исследуя ситуацию, друг как обычно изрёк: «Это хорошо!» На это король ответил: «Нет, это не хорошо!» — и приказал отправить своего друга в тюрьму.

Прошло около года, король охотился в районе, в котором он мог, по его мнению, находиться совершенно безбоязненно. Но каннибалы взяли его в плен и привели в свою деревню вместе со всеми остальными. Они связали ему руки, натаскали кучу дров, установили столб и привязали короля к столбу. Когда они подошли ближе, чтобы развести огонь, они заметили, что у короля не хватает большого пальца на руке. Из-за своего суеверия они никогда не ели того, кто имел ущербность в теле. Развязав короля, они его отпустили.

Возвратившись домой, он вспомнил тот случай, когда он лишился пальца, и почувствовал угрызения совести за своё обращение с другом. Он сразу же пошёл в тюрьму, чтобы поговорить с ним.

— Ты был прав, — сказал он, — это было хорошо, что я остался без пальца.

И он рассказал всё, что только что с ним произошло.

— Я очень жалею, что посадил тебя в тюрьму, это было с моей стороны плохо.

— Нет, — сказал его друг, — это хорошо!

— Что ты говоришь? Разве это хорошо, что я посадил своего друга на целый год в тюрьму?

— Если бы я не был в тюрьме, то был бы там вместе с тобой.

Два ангела

Два ангела-путника остановились на ночлег в доме богатой семьи. Семья была негостеприимна и не захотела оставить ангелов в гостиной. Вместо того они были уложены на ночлег в холодном подвале. Когда они расстилали постель, старший ангел увидел дыру в стене и заделал её. Когда младший ангел увидел это, то спросил, для чего. Старший ответил:

— Вещи не такие, какими кажутся.

На следующую ночь они пришли на ночлег в дом очень бедного, но гостеприимного человека и его жены. Супруги разделили с ангелами немного еды, которая у них была, и сказали, чтобы ангелы спали в их постелях, где они могут хорошо выспаться. Утром после пробуждения ангелы нашли хозяина и его жену плачущими. Их единственная корова, молоко которой было единственным доходом семьи, лежала мёртвая в хлеве. Младший ангел спросил старшего:

— Как это могло случиться? Первый мужчина имел всё, а ты ему помог. Другая семья имела очень мало, но была готова поделиться всем, а ты позволил, чтобы у них умерла единственная корова. Почему?

— Вещи не такие, какими кажутся, — ответил старший ангел. — Когда мы были в подвале, я понял, что в дыре в стене был клад с золотом. Его хозяин был груб и не хотел сделать добро. Я отремонтировал стену, чтобы клад не был найден. Когда на следующую ночь мы спали в постели, пришёл ангел смерти за женой хозяина. Я отдал ему корову. Вещи не такие, какими кажутся. Мы никогда не знаем всё. И даже если имеешь веру, тебе надо ещё внушить доверие, что всё, что приходит, есть в твою пользу. А это поймёшь со временем. Некоторые люди приходят в нашу жизнь и быстро уходят, некоторые становятся нашими друзьями, и остаются на минуту. Вчера — это история. Завтра — тайна. Настоящее — это дар. Жизнь есть волшебство, и вкус каждого момента неповторим!

Обонато

Антрополог предложил детям одного африканского племени поиграть в игру.
Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям: «Тот из вас, кто первым добежит до дерева, удостоится всех сладких фруктов».
Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами.
Поражённый антрополог спросил у детей почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя.
На что дети ответили: «Обонато». Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные?
«Обонато» на их языке означает: «я существую, потому что мы существуем».

Славный город Коцк

До того как перебраться в Коцк, раввин Менделе и его ученики жили в городе То-машов. Но им было трудно смириться с холодным равнодушием местных жителей, и они решили искать новое место. Они странствовали несколько месяцев, пока наконец не прибыли в Коцк. Когда они входили в город, их встретили градом камней. «Это доброе знамение, – сказал Менделе. – Мы здесь и остановимся. В этом городе, по крайней мере, народ не равнодушен».

Преемник

Однажды у Баал Шем Това и его учеников зашел разговор о преемнике. Учитель сказал ученикам, что не укажет им напрямую преемника, а велел после своей смерти искать нового наставника на стороне.

– Но как же мы его узнаем? – спросили ученики.

– Вы будете задавать всем претендентам один и тот же вопрос: «Как победить тщеславие?»

– И тот, кто ответит, и будет нашим учителем?

– Как раз наоборот. Уходите от всякого, кто скажет вам, что знает ответ на этот вопрос. Ибо такой человек – лжец. Тщеславие всегда идет рядом с ощущением собственного «я». Но разве можно освободиться от себя самого? Думать иначе – и есть вершина тщеславия.

Один из учеников заметил:

– Учитель, но разве мы не созданы по подобию Божьему, разве в нас не отразился Его образ? А раз Он не тщеславен, значит, и мы не можем быть тщеславными.

Баал Шем Тов ответил:

– Сказано: «Господи, Ты облечен славой и величием». Но величие Господа следует понимать как смирение. Бог бесконечен, и бесконечно смирение. Ты прав, говоря, что Бог отображается в людях. Но как в зеркале переворачивается все, что в нем отражается, так и божественное нередко переворачивается в человеке. Поэтому насколько велико смирение Господа, настолько велика людская гордыня.

Прошло время, и Баал Шем Тов умер. Ученики его, как и было положено, скорбели о нем, а затем отправились на поиски преемника. Они встречались со многими мудрецами и праведниками, и у каждого спрашивали, как изгнать тщеславие. И от каждого они слышали тот или иной ответ. Наконец ученики Баал Шем Това задали этот вопрос ребе Пинхасу. Тот покачал головой:

– Я, как и вы, боюсь тщеславия и не могу сказать, как от него избавиться.

– Вот наш новый ребе! – воскликнули обрадованные ученики.

Почему вначале маца

Однажды у раввина Ицхака-Меира спросили:

– Почему евреи сначала вкушают мацу, которая является символом свободы, и лишь потом марор – символ рабства?

– Потому, – отвечал раввин, – что из-за долгого пребывания в рабстве у евреев притупились их чувства и они уже перестали понимать, в чем же суть их страданий. До тех пор пока не появилась надежда на освобождение, они даже не чувствовали, насколько горька их судьба. И лишь потом они впервые почувствовали горький вкус рабства.

Никто – кроме тебя

Как-то раз к раввину Шалому пришла женщина.

– Ребе, – сказала она, завершая рассказ о какой-то своей личной беде, – я сделала все, что в моих силах. Теперь же все зависит от милости Господа, а ее я могу получить только через вас. Прошу вас, помолитесь за меня Господу!

Однако ребе отказал женщине в ее просьбе, сказав только:

– Вера – вот что самое главное.

Такой ответ совсем расстроил просительницу. Она была честной женщиной, нуждавшейся в помощи, и ей казалось, что у раввина не было никаких причин отказать ей. Она набралась смелости и сказала:

– Да разве я буду спорить с таким уважаемым человеком, как вы, ребе?

– И все-таки ты споришь со мной, – ответил Шалом. – Не думаешь ли ты, что понимаешь сложившуюся ситуацию лучше, чем я?

– Пусть я женщина неученая, но кое-что знаю из Торы, – спокойно сказала просительница. – Там, например, сказано, что когда наших предков едва не настигло войско фараона, Бог сначала спас их, и лишь затем они уверовали в Него. То есть спасение было прежде веры. Вот так же и я. Если Бог поможет мне сейчас, то потом я, несомненно, тоже уверую.

Такие слова рассердили ребе Шалома:

– Да кто ты такая?! – закричал он. – Этого мне еще не хватало, чтобы какая-то неграмотная женщина учила меня толкованию Торы. Меня, которого до сих пор никто в этом не смог превзойти!

Женщина стояла молча. Она больше не спорила с ребе, но и уходить не собиралась. И вдруг на сердитом лице ребе появилась улыбка, а затем он совершенно искренне расхохотался.

– Впрочем, что же это я такое говорю, – сквозь смех сказал Шалом. – Никто – до сегодняшнего дня! Вот именно, никто – кроме тебя, мудрая женщина!

Затем ребе помолился за эту женщину, и Господь даровал ей счастье.

Не слово, а дело

Однажды к ребе Буниму, отцу пятилетнего Симхи Бунима, пришли его коллеги – ученые раввины. Ребе, как и полагается, усадил гостей за стол, подал им пищу и, когда они начали трапезу, позвал своего сына:

– Симха, сынок, найди нам новое толкование законов гостеприимства, чтобы было что рассказать нашим гостям, пока они едят.

Мальчик вышел в соседнюю комнату, пробыл там несколько минут, а затем вернулся. Гости поразились его столь быстрому возвращению. Симха, несмотря на свой юный возраст, проявлял недюжинные способности в толковании Торы, но даже столь способный ребенок, как казалось, не может так быстро найти новое толкование законов гостеприимства.

– Ну что, сынок, ты нашел для нас новое толкование? – спросил у сына его отец.

– Нет, папа, сказать мне вам нечего, – ответил Симха, – но я хотел бы вам и гостям кое-что показать.

Было видно, что раввин Буним был несколько разочарован ответом сына, другие же раввины утвердились в своих сомнениях по поводу способностей мальчика. Однако Симха продолжал настаивать:

– Пойдемте в комнату, и я вам все покажу.

Войдя в комнату, раввины увидели, что мальчик застелил каждому из гостей постель, все подушки были аккуратно взбиты, на кроватях лежали одеяла.

– Так скажи нам, малыш, – обратился к Симхе один из гостей, – в чем же заключается твое новое толкование?

– Все просто, учитель, – учтиво ответил мальчик, – если бы я только сказал вам несколько новых слов, то вы отдохнули бы исключительно в своем воображении.

Новые изобретения и возможность учиться

– Любая вещь нас чему-нибудь учит, – сказал однажды раввин своим хасидам. – Все, что есть в этом мире, существует, чтобы наставлять нас. Мудрость дает нам не только творение Господа, но и то, что сделано людьми.

Один из хасидов засомневался:

– Учитель, а чему тогда нас может научить, например, железная дорога?

– Тому, что если опоздаешь хотя бы на несколько мгновений, можно потерять все, – ответил раввин.

– А телеграф? – продолжал все еще сомневающийся хасид.

– Тому, что учитывается каждое сказанное или написанное нами слово.

– А телефон?

– Тому, что Там слышат все, что мы говорим здесь.

Таинственная Книга

Таинственная КнигаУ известного хасидского мастера была книга, в которую он никому не разрешал заглядывать. Приходило время, и он закрывал окна и двери, и его ученики думали: «Учитель, наверное, читает таинственную книгу». Когда к нему кто-то приходил в это время, он бережно закрывал книгу и отставлял ее подальше. Он даже запрещал касаться ее.

Когда мастер умер, первым делом его ученики бросились к книге – ведь никто уже не мог им запретить заглянуть в нее. Они думали, что настал момент, когда и они узнают какую-то великую тайну, о которой раньше знал только мастер. Но когда они открыли книгу, то увидели, что все листы в ней совершенно пусты и лишь на первой странице написано одно предложение: «Когда вы сможете различать оболочку и содержимое, тогда вы станете действительно мудрыми».

Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок

Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок.
— Что ещё слепить тебе? — спросил Бог.
— Слепи мне счастье, — попросил человек.
Ничего не ответил Бог, и только положил человеку в ладонь оставшийся кусочек глины.

Тактика

— Я работаю с утра до вечера!
— А когда же вы думаете?
(Диалог между молодым физиком и гениальным Резерфордом)

 

Вы могли видеть это по телевидению, слышать об этом по радио или из газет, но в этот раз ежегодный мировой чемпионат проводился в британской Колумбии. Финалистами были канадец и норвежец.

Их задача была такова. Каждому из них отводился определенный участок леса. Победителем становился тот, кто смог бы повалить наибольшее количество деревьев с 8 утра до четырех часов дня.

В восемь часов утра раздался свисток и два лесоруба заняли свои позиции. Они рубили дерево за деревом, пока канадец не услышал, что норвежец остановился. Поняв, что это его шанс, канадец удвоил свои усилия.

В девять часов канадец услышал, что норвежец снова принялся за работу. И снова они работали почти синхронно, как вдруг без десяти десять канадец услышал, что норвежец снова остановился. И снова канадец принялся за работу, желая воспользоваться слабостью противника.

В десять часов норвежец снова включился в работу. Пока без десяти одиннадцать он ненадолго не прервался. С все возрастающим чувством ликования канадец продолжил работу в том же ритме, уже ощущая запах победы.

И так продолжалось целый день. Каждый час норвежец останавливался на десять минут, а канадец продолжал работу. Когда раздался сигнал об скончании соревнования, ровно в четыре часа пополудни, канадец был совершенно уверен, что приз у него в кармане.

Вы можете себе представить, как он удивился, узнав, что проиграл.
— Как это получилось? – спросил он норвежца. – Каждый час я слышал, как ты на десять минут прекращаешь работу. Как, черт тебя подери, ты умудрился нарубить больше древесины, чем я? Это невозможно.

— На самом деле все очень просто, – прямо ответил норвежец. – Каждый час я останавливался на десять минут. И в то время как ты продолжал рубить лес, я точил свой топор.

Мудрые афоризмы и цитаты

Кедр и пальма

В книге псалмов царя Давида сказано: «Праведник, как пальма, раскинет ветви, как кедр ливанский, вознесется». Межиреч-ский раввин так толковал эти слова: «В этом псалме идет речь о двух типах праведников. Одни из них окружены людьми, словно финиковая пальма в оазисе. Шуму ветвей подобен их голос, обращенный к ближним. Другие же праведники похожи на кедр, растущий в горах: голова их в небесах, а вокруг ни души. Кедр выглядит гораздо величественнее, чем шумная пальма. Однако толку от него немного, ведь, в отличие от пальмы, он бесплоден».

Однажды в школе проходил урок на тему «Семь чудес света»

Однажды в школе проходил урок на тему «Семь чудес света».

Задание заключалось в том, чтобы каждый ученик написал семь чудес света на свой взгляд.

Когда учитель собирал тетради он заметил, что одна девочка еще не закончила. Учитель спросил, не нужна ли ей помощь.

Ученица ответила:

– Да. Я долго сомневалась, какие выбрать. На свете так много чудес.

Тогда учитель предложил зачитать, что она выбрала. Девочка некоторое время колебалась, но решилась прочитать.

– Для меня семь чудес света это:

1. Видеть
2. Слышать
3. Двигаться
4. Осязать
5. Чувствовать
6. Смеяться
7. Любить.

В классе воцарилась тишина.

Уродливый кот

Уродливый кот - притчаВсем чёрствым сухарям и душевным людям рекомендовано к прочтению. А если Вы уже читали её, то прочитайте ещё раз — 2 минуты времени не пройдут даром.
Мир, увы, не всегда спасает красота. Мы правильно живём в этом мире, если правильно любим его.
Каждый обитатель нашего дома, в котором жила и я, знал, насколько уродлив был наш местный кот.
Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба за выживание, поедание «чего подвернётся» и, скажем так, любовь. Комбинация этих вещей плюс бездомное проживание на нашем дворе, оставила на теле Уродливого неизгладимые следы.
Уродливый кот имел только один глаз. С той же самой стороны отсутствовало и ухо, а левая нога была когда-то сломана и срослась под каким-то невероятным углом, благодаря чему создавалось впечатление, что кот всё время собирается повернуть за угол. Его хвост давно отсутствовал. Остался только маленький огрызок, который постоянно дёргался. И, если бы не множество шрамов, покрывающих голову и даже плечи Уродливого, его можно было бы назвать тёмно-серым полосатым котом.
У любого, хоть раз посмотревшего на него, возникала одна и та же реакция: «До чего же Уродливый кот!». Всем детям было категорически запрещено касаться его. Взрослые бросали в него бутылки и камни, чтобы отогнать подальше и поливали из шланга, когда он пытался войти в дом, или защемляли его лапу дверью, чтобы он не мог выйти.
Удивительно, но Уродливый всегда проявлял одну и ту же реакцию. Если его поливали из шланга — он покорно мок, пока мучителю не надоедала эта забава. Если в него бросали что-то — он тёрся о ноги, как бы прося прощения. Если он видел детей, он стремглав бежал к ним и тёрся головой о руки и громко мурлыкал, выпрашивая ласку. Если кто-нибудь всё-таки брал его на руки, он тут же начинал сосать уголок блузки, пуговицу или что-нибудь другое, до чего мог дотянуться.
Но, однажды на Уродливого напали соседские собаки. Из своего окна я услышала лай псов, его крики о помощи и команды «фас!» хозяев собак, и тут же бросилась на помощь. Когда я добежала до него, Уродливый Кот был ужасно искусан, весь в крови и почти что мёртв. Он лежал, свернувшись в клубок, дрожа от страха и боли. Его спина, ноги, задняя часть тела совершенно потеряли свою первоначальную форму. Его грустная жизнь подходила к концу. След от слезы пересекала его лоб.
Пока я несла его домой, он хрипел и задыхался. Я бегом несла его домой и больше всего боялась повредить ему ещё больше. А он тем временем пытался сосать моё ухо.
Я остановилась и, задыхаясь от слёз, прижала его к себе. Кот коснулся головой ладони моей руки, его золотой глаз повернулся в мою сторону, и я услышала… мурлыкание! Даже испытывая такую страшную боль, кот просил об одном — о капельке любви! Возможно, о капельке сострадания… И в тот момент я думала, что имею дело с самым любящим существом из всех, кого я встречала в моей жизни. Самым любящим и самым-самым красивым. Он только смотрел на меня, уверенный, что я сумею смягчить его боль.
Уродливый умер на моих руках прежде, чем я успела добраться до дома, и я долго сидела у своего подъезда, держа его на коленях.
Впоследствии я много размышляла о том, как один несчастный калека смог изменить мои представления о том, что такое истинная чистота духа, верная и беспредельная любовь. Так оно и было на самом деле. Уродливый сообщил мне о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. И я всегда буду ему благодарна. У него было искалечено тело, а у меня была поцарапана душа. Настало и для меня время учиться любить верно, и глубоко. Отдавать любовь ближнему своему без остатка.
Большинство из нас хочет быть богаче, успешнее, быть сильными и красивыми.
А я буду всегда стремиться к одному — любить, как Уродливый кот…

Цитаты о кошках

Дерзость

Еврей каждое утро произносит молитву, в которой, помимо прочего, просит уберечь его от дерзости. Но с другой стороны, кодекс каждодневных еврейских законов начинается с того, что каждый еврей должен быть дерзок и напорист, словно тигр. Это противоречие между двумя заповедями раввин из Коцка решил следующим образом: «Есть дерзость тигра и есть дерзость собаки, – сказал он. – Тигр убивает своего врага мгновенно и в полной тишине. Собака же встречает противника громким лаем, но нередко даже не осмеливается приблизиться к нему. И именно поэтому мы молимся о том, чтобы наша дерзость уподобилась дерзости тигра, а не собаки».

Время, чтобы взглянуть на небо

Однажды раввин Нахман смотрел из окна на рыночную площадь и увидел одного из своих учеников, некоего Хайкеля. Тот имел вид очень озабоченный. Нахман окликнул его и пригласил войти в дом и поговорить.

– Скажи мне, Хайкель, – начал разговор Нахман, – видел ли ты сегодня небо?

– Нет, рабби, мне было не до того.

– А улицу, Хайкель, видел ли ты улицу сегодня?

– Да, рабби.

– И что же ты видел, расскажи мне.

– Ну, я видел людей… лошадей… телеги. Я видел торговцев, которые расхваливали свой товар и размахивали руками… Спорящих по какому-то поводу крестьян… Бегающих туда-сюда мужчин и женщин…

– Эх, Хайкель, Хайкель, – удрученно покачал головой Нахман, – и через пятьдесят лет, и через сто на этом месте будет улица, и будет рынок. Другие экипажи будут возить других людей, другие торговцы будут размахивать руками, а другие крестьяне будут спорить между собой. Но ни меня, ни тебя, Хайкель, уже не будет. Так скажи мне, какой смысл во всей этой беготне, если у тебя нет времени просто взглянуть на небо?

Три сита Сократа

Один человек спросил у Сократа:

— Знаешь, что мне сказал о тебе твой друг?

— Подожди, — остановил его Сократ, — просей сначала то, что собираешься сказать, через три сита.

— Три сита?

— Прежде чем что-нибудь говорить, нужно это трижды просеять. Сначала через сито правды. Ты уверен, что это правда?

— Нет, я просто слышал это.

— Значит, ты не знаешь, это правда или нет. Тогда просеем через второе сито — сито доброты. Ты хочешь сказать о моем друге что-то хорошее?

— Нет, напротив.

— Значит, — продолжал Сократ, — ты собираешься сказать о нем что-то плохое, но даже не уверен в том, что это правда. Попробуем третье сито — сито пользы. Так ли уж необходимо мне услышать то, что ты хочешь рассказать?

— Нет, в этом нет необходимости.

— Итак, — заключил Сократ, — в том, что ты хочешь сказать, нет ни правды, ни доброты, ни пользы. Зачем тогда говорить?

Деньги за ремонт

Один человек пригласил мастера покрасить его лодку. В ходе работы мастер нашел дырку в днище и заделал ее. Хозяин лодки рассчитался с мастером, и они расстались. Но на следующий день хозяин лодки вновь пришел к лодочнику и вручил ему внушительный кошелек с золотом.
– Это вам, – сказал он, – деньги за починку.
– Какие деньги? – совершенно искренне удивился мастер, – ведь вы мне вчера заплатили сполна.
– Все верно, – ответил хозяин, – но то были деньги за покраску, а эти деньги я плачу за ремонт лодки.
– Вы имеете в виду ту небольшую дырку, которую я заделал? Но это заняло у меня всего несколько минут, и я и не думал брать с вас деньги за такой пустяк.
– Я забыл вам сказать об этой дырке, и если бы вы не обратили внимания на этот, как вы говорите, пустяк, то это, скорее всего, стоило бы жизни моим детям. Вчера они без спроса взяли лодку и уплыли далеко в море. Я был в отчаянии и думал, что больше никогда их не увижу. Но они благополучно вернулись. Ваша внимательность и бескорыстие спасли им жизнь.

Удар обиды и гнева

– Почему ты сердишься и обижаешься? Не лучше ли успокоиться и простить? – спросил учитель вспыльчивого ученика.
– А почему я должен делать кому-то одолжение и прощать его? – возмутился ученик.
– Позволь задать тебе два вопроса, – попросил учитель, и ученик утвердительно кивнул. – Тебе хорошо оттого, что ты сердишься и обижаешься?
– Конечно, нет, – ответил ученик.
– Так кому же ты в первую очередь делаешь одолжение, благодаря спокойствию и прощению?
– Выходит, себе.

– Правильно, – сказал учитель. – Имей в виду, что каждый раз, когда ты захочешь ударить кого-то хлыстом осуждения и обиды, первым ты ударишь себя.

Первопроходцам путь трудней даётся (колумбово яйцо)

Один заносчивый человек сказал Христофору Колумбу:
— Ну, и что ты такого сделал в истории? Ну, поплыл. И я бы поплыл. Открыл чего-то там? Ну и я бы тоже открыл.
Колумб не стал спорить, взял вареное яйцо и попросил собеседника поставить его на стол так, чтобы оно не падало. Собеседник ставил яйцо и так, и сяк, дул на него — однако яйцо не стояло, а падало. Тогда Колумб слегка ударил яйцом по столу и заставил его стоять на сломе скорлупы.
— Ах, вот оно что! — скривился человек. — Я тоже так смогу!
— Сможешь, — ответил Колумб. — Но только после меня.