Жук и яблоко

Как-то Учитель с Учеником шли просёлочной дорогой. Видят — навстречу им идёт, чертыхаясь человек, весь взбудораженный, чуть не плачет.

— Что случилось, друг мой? — спрашивает Учитель.

— Да меня только что какой-то негодяй оскорбил последними словами и, причём, зазря! Что я ему такого сделал?

— Он не мог тебя оскорбить, — ответил Учитель.

— Как же не мог, если оскорбил! — удивился прохожий. — Ты ведь его даже не знаешь, да и меня видишь впервые. Как ты можешь такое утверждать?

Учитель отошёл на несколько шагов, высматривая что-то на земле, потом нагнулся, поднял что-то и подошёл к человеку, протянув найденное в зажатом кулаке:

— Возьми, это тебе обязательно поможет.

Тот машинально взял предложенное, но, увидев, что это жук, испугался и выбросил насекомое.

— Что это значит? — возмутился прохожий.

— Извини, друг, я не хотел тебя испугать. Но вот у моего Ученика точно есть то, что тебе нужно.

И, обратившись к Ученику, сказал:

— Дай этому достойному господину то, что мы нашли, когда отдыхали в саду.

— Что это? — насторожился прохожий. — Если ещё какая-то гадость, я не возьму!

Ученик развязал котомку и достал яблоко. Прохожий озадаченно посмотрел на красивый и сочный плод и, убедившись, что никакого подвоха нет, поблагодарил, но брать не стал.

— Почему же ты не берёшь? — поинтересовался Учитель. — А жука взял!

— Жука я взял непроизвольно. Я ведь не знал, что ты мне даёшь! А яблоко мне просто не нужно.

— Вот так и в жизни: часто мы принимаем то, что нам не нужно и даже противно просто так, не задумываясь. Нам дают — мы берём. Но между «давать» и «дать» есть существенная разница. Я могу что-то тебе давать, но пока ты это не примешь, моё действие останется не совершённым: я даю — ты не берёшь. Но если я тебе даю, и ты это принимаешь — моё действие становится совершённым: я дал — ты взял. Я не могу тебе дать что-то, пока ты это «что-то» не примешь! Я могу давать, но «дать» — это действие, зависящее от нас обоих — в равной мере. Если кто-то оскорбляет тебя, ты имеешь выбор: принять его оскорбления (чаще всего мы это делаем, не задумываясь) и обидеться, либо просто не принимать их, осознавая, что это тебе не нужно. Вот почему я и сказал, что тот человек не мог тебя оскорбить — он тебя оскорблял, но ты «помог» ему оскорбить себя, приняв обидные слова!

Почему дурные наклонности овладевают человеком, а добрые – трудно?

Однажды ученики пришли к старцу и спросили его: почему дурные наклонности легко овладевают человеком, а добрые – трудно и остаются непрочны в нем.

Что будет, если здоровое семя оставить на солнце, а больное зарыть в землю? – спросил старец.

– Доброе семя, что оставлено без почвы, погибнет, а плохое семя прорастет, даст больной росток и худой плод, – ответили ученики.

– Так поступают люди: вместо того, чтобы втайне творить добрые дела и глубоко в душе растить добрые начатки, они выставляют их напоказ и тем губят. А свои недостатки и грехи, чтобы их не увидели другие, люди прячут глубоко в душе. Там они растут и губят человека в самом его сердце.

Безразличие к окружающим

Однажды, вернувшись с прогулки, Хинг Ши застал своих учеников за бурным обсуждением. Подойдя к ним, мудрец спросил:

— О чём вы только что спорили?

Ученики сказали:

— Учитель, мы пытались выяснить какие три изъяна у человека самые страшные.

— И к какому же выводу вы пришли?

— Мы решили, что самые страшные изъяны — это быть слепым, глухим и немым, — ответил один из учеников.

— Вы сказали лишь половину того, что следовало сказать, — ответил Хинг Ши.

— Половину? — удивились ученики. — Но ведь мы назвали все три изъяна.

— Да, но вы забыли упомянуть о том, что нет ничего страшнее изъяна слепой к чужой беде души, глухого к просьбам о помощи сердца, и немого безразличия, мирящегося с этим.