Точка отсчёта

Когда я был молод, основой всех моих молитв было желание изменить мир. Я просил:

— Господи, дай мне силы, чтобы я мог изменить мир!

Мне всё казалось неверным. Я был революционером, я хотел изменить лицо Земли.

Когда я повзрослел, я стал молиться так:

— Это, кажется, многовато; жизнь уходит из моих рук. Прошла половина, а я ещё не изменил ни одного человека. Поэтому, позволь, о Господи, изменить мою семью!

А когда я состарился, я осознал, что даже семья — это слишком много. Ко мне пришла мудрость, и я понял, что если мне удастся изменить самого себя, этого будет достаточно, более чем достаточно. И я начал молиться так:

— Господи, я всё понял, и хочу изменить самого себя! Позволь мне сделать это!

И тогда Бог ответил мне:

— Теперь уже у тебя не осталось времени. С этого следовало начинать. Ты должен был подумать об этом в самом начале».

Черный раб и собака

Богатый купец владел, помимо всего прочего, роскошным фруктовым садом. Однажды он пошел погулять в нем, и когда проходил по винограднику, то увидел черного раба. Тот расположился прямо на земле, с куском хлеба в руках, а напротив него сидела собака. Раб отломил кусок хлеба и бросил его псу. Затем еще и еще, пока наконец не скормил все, что у него было.

Купец подошел к нему и спросил:

– Сколько хлеба ты получаешь в день?

– Это все, что у меня было.

– А зачем ты отдаешь хлеб собаке?

– Она прибежала откуда-то издалека, и сразу видно, что очень голодна. Поэтому я и решил ее накормить.

– Но что ты сам будешь есть сегодня? – спросил купец.

– Ничего. Но все в порядке, я потерплю.

Услышав эти слова, купец подумал: «Я известен во всей округе как щедрый человек, и действительно, я помог очень многим. Но этот человек превзошел меня, хотя он просто скормил хлеб голодной собаке». После этого купец даровал рабу свободу и подарил ему весь большой фруктовый сад.

Я выбираю блаженство

Один суфийский мастер всегда был счастливым, улыбка никогда не сходила с его лица, а глаза были веселыми, в них никогда не появлялась печаль. Не раз ученики, которых у него всегда было очень много, спрашивали:

– Учитель, вы всегда смеетесь и никогда не печалитесь. Как вам это удается? Даже когда вы болеете, вы все равно смеетесь, хотя что может быть смешного в болезни?

– Очень давно я пришел к своему мастеру. Это был уже очень старый человек, недуги одолевали его, но он все равно улыбался, просто так, без всякой причины.

И я спросил, как и вы сейчас меня спросили: «Мастер, как вам удается всегда улыбаться?» – «Внутри, в душе я всегда свободен, – ответил мне учитель. – Просто однажды я сделал такой выбор и всегда следую ему. Каждое утро, открывая глаза, я задаю себе вопрос: «Что мне выбрать сегодня – блаженство и радость или страдание? И так случается, что я каждый раз выбираю блаженство. Ведь это так естественно…»

Четыре утешения

По приказу правителя города наставник суфийской школы был брошен в тюрьму. Через несколько дней его ученики пришли проведать его. К их удивлению, учитель совершенно не переменился, не выглядел подавленным или огорченным, он радостно приветствовал их, словно дело происходило в их родной школе, а не в тюрьме.

– Учитель, вы совершенно спокойно переносите заточение. Что служит вам утешением здесь, в этом доме печали?

– Четыре изречения, – ответил учитель. – Первое: «Зла никому не избежать, ибо все предопределено судьбой». Второе:

«Что может делать человек в несчастье, как не терпеливо переносить свое страдание? Ведь не только ты испытываешь нечто подобное». Третье: «Будь благодарен судьбе за то, что не случилось чего-нибудь худшего, – ведь и такое всегда возможно». И наконец, четвертое: «Избавление может быть близко, хотя ты и не знаешь об этом».

Как только суфий сказал это, в камеру вошел стражник и объявил, что поскольку обвинение было ложным и лжец во всем сознался, суфий может быть свободен.

Черепаха и скорпион

Однажды скорпион попросил черепаху перевезти его на другой берег реки. Черепаха долго отказывалась, понимая, что скорпиону нельзя верить, но все-таки уступила. Скорпион забрался на черепаху, и они поплыли. Почти всю дорогу скорпион вел себя смирно, однако же перед самым берегом все же не удержался и ужалил черепаху.

– Ах ты вероломный! – воскликнула с негодованием черепаха. – Моя природа предполагает, что я должна и стремлюсь помогать каждому. В том числе и тебе. Ты же ужалил меня, как ты мог?

– Но послушай, – отвечал скорпион, – ты говоришь, что твоя природа – помогать. Но моя природа – жалить, и ты, и я об этом знаем. Так что же, свою природу ты считаешь добродетелью, а мою называешь подлостью? И где же тогда справедливость?

Филолог и дервиш

Суфий шел как-то поздним вечером домой, когда услышал крики. Доносились они из заброшенного обмелевшего колодца.

– Эй, кто здесь? – крикнул суфий, подойдя к колодцу. – Что случилось?

– Видите ли, – раздался ответ, – не найдя дороги, я, к своему огромному несчастью, свалился в этот глубокий колодец и теперь никак не могу из него выбраться.

– Держись, друг, – сказал суфий, – я помогу тебе, дай мне только время раздобыть веревку и лестницу.

– Подождите минутку, – сказал упавший в колодец человек. – Видите ли, я филолог. Вы неграмотно выражаетесь, и совершенно очевидно, что и ваше произношение никуда не годится. Очень прошу вас – будьте так добры, исправьте его.

– Ну что же, если для вас в данный момент правильность слов важнее их смысла, то тогда лучше вам еще какое-то время побыть там, где вы сейчас находитесь, пока я не научусь правильно говорить и не исправлю свое произношение, – ответил суфий и пошел по своим делам.

Чему ты научился у суфия?

К суфию пришел человек и попросился к нему в ученики.

– Если я говорю: «Сын моего отца, но не мой брат», – спросил учитель у пришедшего, – кого я имею в виду?

Тот долго думал, но так и не смог ответить.

– Я имею в виду себя, конечно! – сказал учитель и добавил: – А теперь возвращайся в свою деревню. Забудь о том, что ты хотел стать моим учеником.

Человек вернулся домой. Его встречала толпа односельчан.

– Чему ты научился у знаменитого суфия? – спросили они.

– Если я говорю: «Сын моего отца, но не мой брат», кого я имею в виду?

– Себя самого! – хором сказали односельчане.

– Не-е-е-т! – сказал гордо человек, лицо которого светилось радостью. – Глупые, «сын моего отца» – это и есть суфий из соседнего города. Он сам мне это сказал!

Счастье и хвост

Взрослый, умудренный опытом пес увидел щенка, гоняющегося за своим хвостом, и спросил:

– И что, малыш, ты так и будешь гоняться за хвостом?

– Я изучил философию, – гордо ответил щенок, – я постиг проблемы мироздания, что еще не удавалось ни одной собаке до меня. Я понял, что самое лучшее для нас – это счастье и что счастье наше в хвосте. Поэтому-то я гоняюсь за ним, а когда поймаю, он будет мой и ко мне придет счастье.

– Малыш, – сказал взрослый пес, – я, когда был таким же, как ты сейчас, щенком, тоже интересовался проблемами мироздания и составил свое мнение об этом. И ты знаешь, я тоже понял, что счастье прекрасно для собаки и что оно находится в моем хвосте. Но потом я заметил, что куда бы я ни отправился, что бы ни делал, хвост всегда следует за мной.

Существенная разница

Однажды знаменитого суфия спросили:

– Что дала вам благодать?

– Просыпаясь утром, – ответил суфий, – я чувствую себя как человек, который не уверен, что доживет до вечера.

– Но ведь это может сказать каждый.

– Да, – сказал мастер, – это действительно знают все. Но не все это чувствуют. Еще никто не пьянел от слова «вино».

Вступает ли кость в спор собак?

Однажды двое учеников суфийской школы прямо на улице заспорили о человеке и о способах постижения им Истины.

– Человек постигает Истину посредством собственных усилий и беспрестанных поисков, – сказал первый. – Он начинает с полного невежества, но затем прогрессирует и становится знающим.

Второй ученик возразил:

– Человек может постичь Истину только под руководством опытного мастера, другого способа не дано.

Они спорили так яростно, что дело чуть было не дошло до драки. Благо, как раз в этот момент по улице проходил известный суфийский мастер, и ученики обратились к нему с просьбой разрешить их спор.

– Вы хотите, чтобы я высказался на этот счет? – спросил мастер.

– Да, учитель, мы были бы очень благодарны.

– Хорошо. Я думаю, что каждый из вас видел, как собаки дерутся за кость, так?

– Да.

– Но видели ли вы когда-нибудь, чтобы кость вступала в их спор? Подумайте над этим…

Спасительная ложь

Один юноша помог своему соседу-старику небольшой суммой денег. А спустя некоторое время старик, выйдя из дома, увидел, как солдаты вели юношу на казнь за преступление, которого он не совершал. Старик тут же закричал: «Падишах умер, наш великий правитель покинул нас!» Услышав это, солдаты замешкались, и юноша получил возможность бежать. Старику же скрыться не удалось, да он особенно и не пытался это сделать. Его схватили и привели во дворец к самому падишаху.

– Скажи мне, почтенный старец, – обратился к старику падишах, – зачем ты сделал это, зачем кричал, что я умер? Ведь ты же прекрасно понимаешь, что такой поступок должен караться смертью!

– О мой повелитель, – ответил старик, – ты умер только в моих словах, того же несчастного юношу смерть ждала на самом деле. Мои слова, о том, что ты мертв, никому не причинили вреда, но спасли жизнь.

Мудрые слова старика настолько поразили и удивили падишаха, что он распорядился наградить его и немедленно отпустить домой.

Разговор о Боге

– Уважаемый, давайте поговорим о Боге, – попросил однажды некто суфия.

– Будет лучше, если мы помолчим о Нем, – сказал суфий.

– Но почему?

– Если о Боге будете говорить вы, то для Него это будет оскорблением. А если о Боге заговорю я, то для меня это будет слишком большой честью, недостойной меня.

Спор

СпорОдин человек, считавший себя очень мудрым, изучил язык животных. Как-то раз он шел по улице, как вдруг увидел осла, во все горло ревущего на собаку. Та, в свою очередь, что есть силы лаяла на осла. Человек подошел поближе и стал слушать.

– Все, что ты мне говоришь, касается только травы и пастбищ, – говорила собака, – я же хочу тебе рассказать о мясе и костях, ведь это моя пища.

Осел возражал, говорил, что только травой может насытиться животное. Тут не сдержался и человек и вмешался в спор:

– Вы никогда не поймете друга, не придете к чему-то общему, если не поймете, что полезность сена подобна полезности мяса.

Животные обернулись к незваному гостю. Собака свирепо залаяла на него, а потом резко бросилась и укусила за ногу. Осел, в свое очередь, быстро развернулся и так сильно лягнул задними ногами, что человек свалился без чувств. После этого животные, не обращая на него больше никакого внимания, продолжили свой спор.

Проклятие

Некий человек, причислявший себя к суфиям и объявлявший об этом каждому встречному, но на самом деле таковым не являвшийся, отправился однажды на мельницу, чтобы перемолоть там свою пшеницу.

– Эй ты, мельник, смели мне пшеницу, да сделай это сейчас, и поживее! – крикнул он высокомерно мельнику, так, как это присуще всем шарлатанам, пытающимся заставить других работать на себя.

– У меня сейчас нет времени для твоей пшеницы, – ответил мельник.

– Если ты не сделаешь то, что я тебе говорю, я прокляну твою мельницу, – пригрозил псевдосуфий.

– Отлично, – сказал мельник, который на самом деле был истинным суфием, – мне будет очень интересно увидеть, как это у тебя получится. – Если бы ты умел добиваться исполнения желаний таким простым образом, то ты бы не стоял передо мной и не пытался заставить меня смолоть твое зерно.

Привратник

Однажды нетерпеливый ученик стал упрекать своего учителя:

– Зачем вы так делаете? Вы не даете нам, тем, кто желает учиться, заниматься по книгам. Вы не демонстрируете никаких ритуалов и тайн. Вы не отвечаете на наши вопросы, которых у нас все больше и больше. Вы игнорируете как похвалы, так и ругань в ваш адрес.

– Я – привратник, – ответил учитель. – А работа привратника – удостовериться, что дверь открыта тогда, когда она должна быть открытой, и захлопнута, когда ей надлежит быть захлопнутой. Привратник позволяет войти всем, кому должно войти, и не допускает тех, кого хозяин велел не пускать. Разве вы желаете, чтобы привратник колотил в дверь, носил слишком богатую или, наоборот, слишком бедную одежду, кривлялся, брал взятки, беседовал с посетителями на не имеющие к делу темы – и все это вместо того, чтобы работать?