Мир — бездна бездн. И каждый атом в нем Проникнут богом — жизнью, красотою. Живя и умирая, мы живем Единою, всемирною Душою.

Мир — бездна бездн. И каждый атом в нем
Проникнут богом — жизнью, красотою.
Живя и умирая, мы живем
Единою, всемирною Душою.

Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?

Мне говорят, что я своими утверждениями хочу перевернуть мир вверх дном. Но разве было бы плохо перевернуть перевернутый мир?

Думаю, вполне логично считать, что мир бесконечен. Те же, кто считает его ограниченным, допускают, что где-нибудь в отдалении коридоры и лестницы, и шестигранники могут по неизвестной причине кончиться, — такое предположение абсурдно.

Думаю, вполне логично считать, что мир бесконечен. Те же, кто считает его ограниченным, допускают, что где-нибудь в отдалении коридоры и лестницы, и шестигранники могут по неизвестной причине кончиться, — такое предположение абсурдно. Те, кто воображает его без границ, забывают, что ограничено число возможных книг (символов). Я осмеливаюсь предложить такое решение этой великой проблемы: Библиотека (Вселенная) безгранична и периодична. Если бы вечный странник пустился в путь в каком-либо направлении, он смог бы убедиться по прошествии веков, что те же книги повторяются в беспорядке (который, будучи повторенным, становится порядком — Порядком).

Судьба человека определяется тем, что происходит в его голове, когда он вступает в противоречие с внешним миром.

Судьба человека определяется тем, что происходит в его голове, когда он вступает в противоречие с внешним миром.

Смерть человека и мира, есть не только торжество бессмыслицы, результат греха и возобладания темных сил, но и торжество смысла, напоминание о божественной правде, недопущение неправды быть вечной.

Смерть человека и мира, есть не только торжество бессмыслицы, результат греха и возобладания темных сил, но и торжество смысла, напоминание о божественной правде, недопущение неправды быть вечной.

Да, в наше время всё идёт от материального к духовному… Хоть и медленно, но всё же этого движения не остановить… Думаю, мир не оставит тебя в покое.

Да, в наше время всё идёт от материального к духовному… Хоть и медленно, но всё же этого движения не остановить… Думаю, мир не оставит тебя в покое.

Я существую не для того, чтобы поразить мир. Я существую для того, чтобы прожить свою жизнь так, чтобы она сделала меня счастливым.

Я существую не для того, чтобы поразить мир. Я существую для того, чтобы прожить свою жизнь так, чтобы она сделала меня счастливым.

Любая знаковая система, как только ее «наполняет» внешний мир, неизбежно перегружается, перерождается и искажается…

Любая знаковая система, как только ее «наполняет» внешний мир, неизбежно перегружается, перерождается и искажается; чтобы открыться миру, нужно испытать отчуждение; чтобы понимать его, нужно от него отдалиться; между моделями производительного поведения и моделями рефлексивного поведения, между системами действия и системами смысла пролегает глубокая антиномия.

Все в мутную слилося тень, то не было – ни ночь, ни день.

Все в мутную слилося тень,
То не было – ни ночь, ни день.
То было – тьма без темноты.
То было – бездна пустоты
Без протяженья и границ,
То были образы без лиц,
То страшный мир какой-то был
Без неба, света и светил.

Музыка — единственный всемирный язык, его не надо переводить, на нем душа говорит с душою.

Музыка — единственный всемирный язык, его не надо переводить, на нем душа говорит с душою.

Покой народам всем, рабам — отрады свет, спасение навек от горестей и бед несут суровый меч и кроткое перо — две вещи, вот и все, а третьей в мире нет.

Покой народам всем, рабам — отрады свет, спасение навек от горестей и бед несут суровый меч и кроткое перо — две вещи, вот и все, а третьей в мире нет.

Для меня критика — это беспристрастная попытка познать и переделать все лучшее, что есть в мире фактов и мыслей.

Для меня критика — это беспристрастная попытка познать и переделать все лучшее, что есть в мире фактов и мыслей.

Власть философа над миром не в метафизических умозаключениях, а в том высшем смысле, благодаря которому он эти умозаключения вывел…

Власть философа над миром не в метафизических умозаключениях, а в том высшем смысле, благодаря которому он эти умозаключения вывел…

Критик окажет пользу человеку практическому лишь в том случае, если не станет потворствовать его вкусам, его взглядам на мир.

Критик окажет пользу человеку практическому лишь в том случае, если не станет потворствовать его вкусам, его взглядам на мир.

Нет в мире ничего, что могло бы достичь совершенства уже в зародыше, напротив, почти во всяком явлении сначала — надежды робкая простота, потом уж — осуществления бесспорная полнота.

Нет в мире ничего, что могло бы достичь совершенства уже в зародыше, напротив, почти во всяком явлении сначала — надежды робкая простота, потом уж — осуществления бесспорная полнота.