О главном я не умолчу — Мне и на это хватит смелости: Да, я хочу тебя, хочу!.. Но, знаешь, меньше, чем хотелось бы.

О главном я не умолчу —
Мне и на это хватит смелости:
Да, я хочу тебя, хочу!..
Но, знаешь, меньше, чем хотелось бы.

Устал впустую обаять, Споткнулась жизнь моя. Я понял, что очаровать Тебя не в силах я.

Устал впустую обаять,
Споткнулась жизнь моя.
Я понял, что очаровать
Тебя не в силах я.
А душу я успел сорвать
До крайней хрипоты —
Как жаль, что разочаровать
Меня не в силах ты.

Бог создал мужчину и затем дал ему подругу, чтобы мужчина лучше чувствовал свое одиночество.

Бог создал мужчину и затем дал ему подругу, чтобы мужчина лучше чувствовал свое одиночество.

До свиданья! Прощай! Tам не ты — это кто-то другая, до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая.

До свиданья! Прощай! Tам не ты — это кто-то другая,
до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая.
Oтлетай, отплывай самолётом молчанья — в пространстве мгновенья,
кораблём забыванья — в широкое море забвенья.

Честь мужчин до того отлична от чести женщин, что последняя смотрит на первую как на врага своего.

Честь мужчин до того отлична от чести женщин, что последняя смотрит на первую как на врага своего.

Природа сказала женщине: будь прекрасной, если можешь, мудрой, если хочешь, но благоразумной ты должна быть непременно.

Природа сказала женщине: будь прекрасной, если можешь, мудрой, если хочешь, но благоразумной ты должна быть непременно.

Логические предложения Кольварда. Все вероятности равны 50%. Либо случится, либо нет. Неосознанный комментарий. Это особенно верно, когда имеешь дело с женщиной.

Логические предложения Кольварда.
Все вероятности равны 50%. Либо случится, либо нет.
Неосознанный комментарий.
Это особенно верно, когда имеешь дело с женщиной.

Ты всегда и всюду странно Очаровываешь взоры.

Ты всегда и всюду странно
Очаровываешь взоры.
Я люблю твой взгляд туманный,
Я люблю твои укоры…
Голос твой звучит порывом,
То насмешливо, то звонко,
То волшебным переливом,
Будто детский смех ребенка.
А когда опустишь очи,
Близость сердца сердцем чуя,
Я готов во мраке ночи
Умереть от поцелуя…

Я шел во тьме дождливой ночи И в старом доме, у окна, Узнал задумчивые очи Моей тоски.

Я шел во тьме дождливой ночи
И в старом доме, у окна,
Узнал задумчивые очи
Моей тоски. — В слезах, одна
Она смотрела в даль сырую…
Я любовался без конца,
Как будто молодость былую
Узнал в чертах ее лица.
Она взглянула. Сердце сжалось,
Огонь погас — и рассвело.
Сырое утро застучалось
В ее забытое стекло.

Она пришла с мороза, Раскрасневшаяся, Наполнила комнату Ароматом воздуха и духов…

Она пришла с мороза,
Раскрасневшаяся,
Наполнила комнату
Ароматом воздуха и духов,
Звонким голосом
И совсем неуважительной к занятиям
Болтовней.

Как только люди могут говорить о равенстве полов! Они не равны. Молчаливая улыбка чувственной любящей женщины одолеет десяток мужчин.

Как только люди могут говорить о равенстве полов! Они не равны. Молчаливая улыбка чувственной любящей женщины одолеет десяток мужчин.

Белладонна: в Италии — красивая женщина, в Англии — смертельный яд. Поразительный пример глубинного сходства двух языков.

Белладонна: в Италии — красивая женщина, в Англии — смертельный яд. Поразительный пример глубинного сходства двух языков.

Женщины, которые любят одного и того же мужчину, образуют как бы масонскую ложу страдалиц.

Женщины, которые любят одного и того же мужчину, образуют как бы масонскую ложу страдалиц.

Трудно решить, что более неприятно — снимать нагар со свечи или убеждать женщину с помощью доводов. Каждые две минуты нужно начинать работу снова. А если потеряешь терпение, то совсем потушишь маленькое пламя.

Трудно решить, что более неприятно — снимать нагар со свечи или убеждать женщину с помощью доводов. Каждые две минуты нужно начинать работу снова. А если потеряешь терпение, то совсем потушишь маленькое пламя.

Романтичность возникает тогда, когда женщина обладает женской властью над мужчиной и к удовольствию обоих становится для него важнее всего остального.

Романтичность возникает тогда, когда женщина обладает женской властью над мужчиной и к удовольствию обоих становится для него важнее всего остального.