По мере того как возраст умножает надобности нашего естества, он все больше сводит на нет наше воображение.

По мере того как возраст умножает надобности нашего естества, он все больше сводит на нет наше воображение.

Я так завидую вашим стартовым возможностям. В юности, в ваши годы, я конспектировал историю КПСС, политэкономию — занимался всякой хренью..

Я так завидую вашим стартовым возможностям. В юности, в ваши годы, я конспектировал историю КПСС, политэкономию — занимался всякой хренью..

… Я вхож в дома и выхож в свет. Я зван на «бис», с друзьями дружен… Любимая, и все же нет! Нет ощущенья, что я нужен.

… Я вхож в дома
и выхож в свет.
Я зван на «бис»,
с друзьями дружен…
Любимая, и все же нет!
Нет ощущенья, что я нужен.

Я под венцом почти стою, родня сгустилась грозно…

Я под венцом почти стою,
родня сгустилась грозно…
Но жизнь мою, но жизнь мою
спасти еще не поздно…

Дела идут всё хуже, власть глупеет на глазах, при непрерывной смене функционеров уровень каждого следующего призыва всё ниже.

Дела идут всё хуже, власть глупеет на глазах, при непрерывной смене функционеров уровень каждого следующего призыва всё ниже.

Историческое «варварство», которое так ярко сказывается сейчас кругом, заставляет иногда отчаиваться в будущем России и русского народа.

Историческое «варварство», которое так ярко сказывается сейчас кругом, заставляет иногда отчаиваться в будущем России и русского народа.

В сложной конструкции русской общественной жизни соединились все самые тяжелые стороны как современного капиталистического строя, так и старинного государственного устройства, где народные массы несут лишь служилое тягло, где они являются рабской безличной основой государственного благополучия.

В сложной конструкции русской общественной жизни соединились все самые тяжелые стороны как современного капиталистического строя, так и старинного государственного устройства, где народные массы несут лишь служилое тягло, где они являются рабской безличной основой государственного благополучия.

Природу трудно изменить, Но жизнь изменчива как море.

Природу трудно изменить,
Но жизнь изменчива как море.
Сегодня — радость, завтра — горе,
И то и дело рвется нить.

Когда я впервые подходил к приготовленному для главы правительства креслу, мои чувства напоминали те, что испытывает приговоренный, всходя на эшафот.

Когда я впервые подходил к приготовленному для главы правительства креслу, мои чувства напоминали те, что испытывает приговоренный, всходя на эшафот.

Грустна судьба человека, который умирает хорошо известным другим, но совершенно не знакомым самому себе.

Грустна судьба человека, который умирает хорошо известным другим, но совершенно не знакомым самому себе.