О, сказавший, что сердце из камня, знал наверно: оно из огня…

О, сказавший, что сердце из камня, Знал наверно: оно из огня… Никогда не пойму, ты близка мне Или только любила меня.

А. К. Толстой когда-то писал: «Когда я вспомню о красоте нашей истории до проклятых монголов, мне хочется броситься на землю и кататься от отчаяния». В русской литературе еще вчера были Пушкины, Толстые, а теперь почти одни «проклятые монголы».

А. К. Толстой когда-то писал: «Когда я вспомню о красоте нашей истории до проклятых монголов, мне хочется броситься на землю и кататься от отчаяния». В русской литературе еще вчера были Пушкины, Толстые, а теперь почти одни «проклятые монголы».

Ближний: тот, кого нам предписано любить паче самого себя и который делает все, чтобы заставить нас ослушаться.

Ближний: тот, кого нам предписано любить паче самого себя и который делает все, чтобы заставить нас ослушаться.

Back to Top