Важно с девочками простились, на ходу целовали мать, во все новое нарядились, как в солдатики шли играть.

Важно с девочками простились, на ходу целовали мать, Во все новое нарядились, как в солдатики шли играть. Ни плохих, ни хороших, ни средних… Все они по своим местам. Где ни первых нет, ни последних… Все они опочили там.

Венец каждой человеческой жизни есть память о ней, — высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную. И нет той души, которая не томилась бы втайне мечтою об этом венце.

Венец каждой человеческой жизни есть память о ней, — высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную. И нет той души, которая не томилась бы втайне мечтою об этом венце.

В оправдание дьявола следует сказать, что до сих пор мы выслушивали лишь одну сторону: все священные книги написаны Богом.

В оправдание дьявола следует сказать, что до сих пор мы выслушивали лишь одну сторону: все священные книги написаны Богом.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Колыбель личного успеха в жизни — это сохранение дружбы, доверия и уважения со стороны ближайшего вашего соседа.

Колыбель личного успеха в жизни — это сохранение дружбы, доверия и уважения со стороны ближайшего вашего соседа.

Не придумать разлуку бездонней, лучше б сразу тогда — наповал…

Не придумать разлуку бездонней, Лучше б сразу тогда — наповал… И, наверное, нас разлученней В этом мире никто не бывал.

Бывает лед сильней огня, зима — порой длиннее лета…

Бывает лед сильней огня, зима — порой длиннее лета, бывает ночь длиннее дня и тьма вдвойне сильнее света; бывает сад громаден, густ, а вот плодов совсем не снимешь… Так берегись холодных чувств, не то, смотри, застынешь.

Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских…

Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути…

Россия стала похожа на человеческое общество благодаря 75-летнему правлению женщин в XVIII веке. Хорошо бы и сейчас повторилась та же история.

Россия стала похожа на человеческое общество благодаря 75-летнему правлению женщин в XVIII веке. Хорошо бы и сейчас повторилась та же история.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

Back to Top