И тут она по-женски, никого не стыдясь, поцеловала Телескопова в некрасивые губы.

И тут она по-женски, никого не стыдясь, поцеловала Телескопова в некрасивые губы.

Раз существует в мире страсть, то праведность, смиренье — одни слова: что в них есть смысл — нам явно показалось.

Раз существует в мире страсть, то праведность, смиренье — одни слова: что в них есть смысл — нам явно показалось.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

Часто бывает, что, только подавив в себе вопрос «почему», мы обнаруживаем важные факты; которые затем, в ходе нашего исследования, ведут к ответу.

Часто бывает, что, только подавив в себе вопрос «почему», мы обнаруживаем важные факты; которые затем, в ходе нашего исследования, ведут к ответу.

Так стенные часы, сердцебиению вторя, Остановившись по эту, продолжают идти по ту Сторону моря.

Так стенные часы, сердцебиению вторя, Остановившись по эту, продолжают идти по ту Сторону моря.

Наслаждаться счастьем — величайшее благо, обладать возможностью давать его другим — еще большее.

Наслаждаться счастьем — величайшее благо, обладать возможностью давать его другим — еще большее.

Прощай, Эдисон, повредивший ночь.

Прощай, Эдисон, повредивший ночь. Прощай, Фарадей, Архимед и проч. Я тьму вытесняю посредством свеч, как море — трехмачтовик, давший течь.

Быть может, кроме права на улыбку, мы должны признать друг за другом и право на сдвинутые брови.

Быть может, кроме права на улыбку, мы должны признать друг за другом и право на сдвинутые брови.

Если ты ценишь свою репутацию, связывай свою жизнь с добропорядочными людьми.

Если ты ценишь свою репутацию, связывай свою жизнь с добропорядочными людьми.

И после странствия земного В лучах вечернего огня Душе легко вернуться снова К молитве завтрашнего дня.

И после странствия земного В лучах вечернего огня Душе легко вернуться снова К молитве завтрашнего дня.

Back to Top