Управлять тишиной тяжелее, чем звуком, Плыть в потоке немым — участь только ли рыб? Я, смотря в пустоту, зажимаю крик в руки, Не страшась никаких плах, пытален и дыб.

Управлять тишиной тяжелее, чем звуком, Плыть в потоке немым — участь только ли рыб? Я, смотря в пустоту, зажимаю крик в руки, Не страшась никаких плах, пытален и дыб. Тишина говорит, тело рвется на части, Я один-одинешенек, хватит ли …

Маленькая моя, я грущу (а ты в песке скок-поскок). Как звездочку тебя ищу: разлука как телескоп.

Маленькая моя, я грущу (а ты в песке скок-поскок). Как звездочку тебя ищу: разлука как телескоп. Быть может, с того конца заглянешь (как Левенгук), не разглядишь лица, но услышишь: стук-стук. Это в медвежьем углу по воздуху (по стеклу) царапаются …

В церковь войдём, увидим отпеванье, крестины, брак…

В церковь войдём, увидим Отпеванье, крестины, брак, Не взглянув друг на друга, выйдем… Отчего всё у нас не так?

Умные люди — это те же пахучие цветы; один приятен, а от целого букета болит голова.

Умные люди — это те же пахучие цветы; один приятен, а от целого букета болит голова.

Ни один человек, который привносит что то в материальное, интеллектуальное и нравственное благосостояние того общества, в котором он обитает, никогда не остается долгое время невознагражденным.

Ни один человек, который привносит что то в материальное, интеллектуальное и нравственное благосостояние того общества, в котором он обитает, никогда не остается долгое время невознагражденным.

Я никогда не позволю себе так низко пасть, чтобы возненавидеть человека.

Я никогда не позволю себе так низко пасть, чтобы возненавидеть человека.

До свиданья! Прощай! Tам не ты — это кто-то другая, до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая.

До свиданья! Прощай! Tам не ты — это кто-то другая, до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая. Oтлетай, отплывай самолётом молчанья — в пространстве мгновенья, кораблём забыванья — в широкое море забвенья.

Просто откажись от всех запретов и ограничений… Дотронься до вещи так, словно она часть твоей жизни, и так оно и есть.

Просто откажись от всех запретов и ограничений… Дотронься до вещи так, словно она часть твоей жизни, и так оно и есть.

Когда мы касаемся другого человека, мы либо помогаем ему, либо мешаем. Третьего не дано: мы либо тянем человека вниз, либо поднимаем его вверх.

Когда мы касаемся другого человека, мы либо помогаем ему, либо мешаем. Третьего не дано: мы либо тянем человека вниз, либо поднимаем его вверх.

— Вы бы, Михаил Афанасьевич, поехали на завод, посмотрели бы… — Шумно очень на заводе, а я устал, болен, — ответил Булгаков. — Вы отправьте меня лучше в Ниццу!

— Вы бы, Михаил Афанасьевич, поехали на завод, посмотрели бы… — Шумно очень на заводе, а я устал, болен, — ответил Булгаков. — Вы отправьте меня лучше в Ниццу!

Тот, кто требует платы за свою честность, чаще всего продает свою честь.

Тот, кто требует платы за свою честность, чаще всего продает свою честь.

Back to Top