Холод, тело тайно сковывающий, Холод, душу очаровывающий…

Холод, тело тайно сковывающий, Холод, душу очаровывающий… От луны лучи протягиваются, К сердцу иглами притрагиваются.

Нет человека настолько остроумного, чтобы никогда не быть скучным.

Нет человека настолько остроумного, чтобы никогда не быть скучным.

В мире нет ничего более обманчивого, чем то, что принято называть усердием.

В мире нет ничего более обманчивого, чем то, что принято называть усердием.

Я встал и трижды поднял руки. Ко мне по воздуху неслись Зари торжественные звуки, Багрянцем одевая высь.

Я встал и трижды поднял руки. Ко мне по воздуху неслись Зари торжественные звуки, Багрянцем одевая высь.

Мы, англичане, отличаемся особой робостью во всем, что касается религии.

Мы, англичане, отличаемся особой робостью во всем, что касается религии.

От дружбы до любви — всего лишь шаг, А от любви до дружбы — сотни лет. Сейчас мы всё бы делали не так, Вот только жаль — пути обратно нет…

От дружбы до любви — всего лишь шаг, А от любви до дружбы — сотни лет. Сейчас мы всё бы делали не так, Вот только жаль — пути обратно нет… И все упреки — бесполезный звук, Нам ничего уже …

По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве.

По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве.

Back to Top