Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду.

Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду.

Не следует забывать и обратного движения, я никогда не должен забывать трагикомической подоплеки человеческих судеб.

Не следует забывать и обратного движения, я никогда не должен забывать трагикомической подоплеки человеческих судеб.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Только тот свободен, кто самостоятельно мыслит и не повторяет чужих слов, смысла которых он не понимает.

Только тот свободен, кто самостоятельно мыслит и не повторяет чужих слов, смысла которых он не понимает.

Факел, ночь, последнее объятье, за порогом дикий вопль судьбы…

Факел, ночь, последнее объятье, За порогом дикий вопль судьбы… Он из ада ей послал проклятье И в раю не мог ее забыть.

Беседовать с остряком — то же, что пытаться ходить в ногу с обезьяной; нежданно-негаданно она оказывается уцепившейся за карниз какого-нибудь окна или повисшей на дереве.

Беседовать с остряком — то же, что пытаться ходить в ногу с обезьяной; нежданно-негаданно она оказывается уцепившейся за карниз какого-нибудь окна или повисшей на дереве.

Язык — это кожа: я трусь своей речью о другого. Словно у меня вместо пальцев слова — или слова заканчиваются пальцами. Моя речь содрогается от желания.

Язык — это кожа: я трусь своей речью о другого. Словно у меня вместо пальцев слова — или слова заканчиваются пальцами. Моя речь содрогается от желания. Смятение проистекает от двойного контакта: с одной стороны, особая деятельность дискурса ненавязчиво, обиняками …

Знакомый: человек, которого мы знаем достаточно хорошо, чтобы занимать у него деньги, но недостаточно хорошо для того, чтобы давать ему взаймы.

Знакомый: человек, которого мы знаем достаточно хорошо, чтобы занимать у него деньги, но недостаточно хорошо для того, чтобы давать ему взаймы.

Быть может, эти электроны — Миры, где пять материков, Искусства, знанья, войны, троны И память сорока веков!

Быть может, эти электроны — Миры, где пять материков, Искусства, знанья, войны, троны И память сорока веков! Еще, быть может, каждый атом — Вселенная, где сто планет. Там все, что здесь, в объеме сжатом, Но также то, чего здесь …

Back to Top