В мире нет ничего более обманчивого, чем то, что принято называть усердием.

В мире нет ничего более обманчивого, чем то, что принято называть усердием.

Со мною к старости иди, всё лучшее ждет впереди, жизни конец, если ты упустил начало.

Со мною к старости иди, всё лучшее ждет впереди, жизни конец, если ты упустил начало.

Достоинство человека определяется тем, каким путем он идет к цели, а не тем, достигнет ли он ее.

Достоинство человека определяется тем, каким путем он идет к цели, а не тем, достигнет ли он ее.

Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание они найдут для нас?

Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание они найдут для нас?

Самое важное и самое трудное для мощного духа — это уметь сдерживать себя: пруд спокойно стоит в долине, но чтобы сдерживать его, нужны горы.

Самое важное и самое трудное для мощного духа — это уметь сдерживать себя: пруд спокойно стоит в долине, но чтобы сдерживать его, нужны горы.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Человек — дитя своего времени. Если он плох, в этом виновны его современники.

Человек — дитя своего времени. Если он плох, в этом виновны его современники.

Будь моя власть, я бы отрезал язык любому, кто уверждает, что человек неисправим.

Будь моя власть, я бы отрезал язык любому, кто уверждает, что человек неисправим.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

Знание — это то, что наиболее существенным образом возвышает одного человека над другим.

Знание — это то, что наиболее существенным образом возвышает одного человека над другим.

Back to Top