По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве.

По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве.

Самое важное и самое трудное для мощного духа — это уметь сдерживать себя: пруд спокойно стоит в долине, но чтобы сдерживать его, нужны горы.

Самое важное и самое трудное для мощного духа — это уметь сдерживать себя: пруд спокойно стоит в долине, но чтобы сдерживать его, нужны горы.

Раздельный кошелек у супругов — вещь столь же неестественная, как и раздельное ложе.

Раздельный кошелек у супругов — вещь столь же неестественная, как и раздельное ложе.

Остроумно написанный памфлет точно отравленная стрела, которая не только наносит рану, но и делает ее неизлечимой.

Остроумно написанный памфлет точно отравленная стрела, которая не только наносит рану, но и делает ее неизлечимой.

Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду.

Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Наличными у меня всего девять пенсов, но на счету в банке — тысяча фунтов — примерно так же соотносится искусство беседы с умением выражать свои мысли на бумаге.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

Знание — это то, что наиболее существенным образом возвышает одного человека над другим.

Знание — это то, что наиболее существенным образом возвышает одного человека над другим.

Back to Top