Сражаясь за свободу, мы должны быть осмотрительными и не нарушать свободу совести других, всегда памятуя, что Бог — судья над сердцами людей.

Сражаясь за свободу, мы должны быть осмотрительными и не нарушать свободу совести других, всегда памятуя, что Бог — судья над сердцами людей.

Парламент имеет не больше права запускать руку в мой карман, чем я в его.

Парламент имеет не больше права запускать руку в мой карман, чем я в его.

Не раздражайся за столом, что бы ни случилось, а если у тебя все же есть причина для гнева, не высказывай его.

Не раздражайся за столом, что бы ни случилось, а если у тебя все же есть причина для гнева, не высказывай его.

Люди без принуждения не примут и не будут выполнять меры, наилучшим образом рассчитанные для их собственного блага.

Люди без принуждения не примут и не будут выполнять меры, наилучшим образом рассчитанные для их собственного блага.

Проявлять упорство в своих обязанностях и оставаться молчаливым — лучший ответ на клевету.

Проявлять упорство в своих обязанностях и оставаться молчаливым — лучший ответ на клевету.

Поскольку меч — последнее средство обеспечения наших свобод, его надлежит сложить первым, как только эти свободы будут твердо установлены.

Поскольку меч — последнее средство обеспечения наших свобод, его надлежит сложить первым, как только эти свободы будут твердо установлены.

Когда ты говоришь о Господе или Его свойствах, делай это серьезно и с должным почтением.

Когда ты говоришь о Господе или Его свойствах, делай это серьезно и с должным почтением.

Если ты ценишь свою репутацию, связывай свою жизнь с добропорядочными людьми.

Если ты ценишь свою репутацию, связывай свою жизнь с добропорядочными людьми.

Без свободы слова нас можно вести немыми и тихими, как овец на убой.

Без свободы слова нас можно вести немыми и тихими, как овец на убой.

Человек устроен так, что в него вложено много зажигательного материала.

Человек устроен так, что в него вложено много зажигательного материала.

Нация, которая относится к другой нации с привычной ненавистью или привычными добрыми чувствами, в определенной степени является рабом. Такая нация — раб своей враждебности или своих добрых чувств, любого из двух достаточно, чтобы увести ее от своего долга и интересов.

Нация, которая относится к другой нации с привычной ненавистью или привычными добрыми чувствами, в определенной степени является рабом. Такая нация — раб своей враждебности или своих добрых чувств, любого из двух достаточно, чтобы увести ее от своего долга и …

Дорога к славе в патриотической армии и свободной стране открыта всем.

Дорога к славе в патриотической армии и свободной стране открыта всем.

Back to Top