Ни одно предложение не может высказывать нечто о себе самом. Человек обладает способностью строить языки, позволяющие выразить любой смысл, понятия не имея о том, как и что обозначает каждое слово.

Ни одно предложение не может высказывать нечто о себе самом. Человек обладает способностью строить языки, позволяющие выразить любой смысл, понятия не имея о том, как и что обозначает каждое слово.

Ты всматриваешься в туман и поэтому можешь внушить себе, что цель уже близка. Но туман рассеивается, а цель еще не видна.

Ты всматриваешься в туман и поэтому можешь внушить себе, что цель уже близка. Но туман рассеивается, а цель еще не видна.

Нечеткая граница вовсе не граница. Ограждение с дырою — это то же самое, что и полное отсутствие ограды.

Нечеткая граница вовсе не граница. Ограждение с дырою — это то же самое, что и полное отсутствие ограды.

То, чего ты достиг, не может значить для других больше, чем для тебя самого.

То, чего ты достиг, не может значить для других больше, чем для тебя самого.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

Талант – это родник, несущий всё новые воды. Но этот родник иссыхает, если им неправильно пользоваться.

Талант – это родник, несущий всё новые воды. Но этот родник иссыхает, если им неправильно пользоваться.

То, что бытие Бога может быть доказано естественными причинами, является догматом римско-католической церкви.

То, что бытие Бога может быть доказано естественными причинами, является догматом римско-католической церкви. И вот именно этот догмат делает для меня невозможным быть католиком. Если бы я думал о Боге как о другом существе, подобном мне самому, вне меня, …

Ребенок должен многому научиться, прежде чем он сможет притворяться.

Ребенок должен многому научиться, прежде чем он сможет притворяться.

Часто бывает, что, только подавив в себе вопрос «почему», мы обнаруживаем важные факты; которые затем, в ходе нашего исследования, ведут к ответу.

Часто бывает, что, только подавив в себе вопрос «почему», мы обнаруживаем важные факты; которые затем, в ходе нашего исследования, ведут к ответу.

Back to Top