Истина — в точности, Святость — в порочности, Вечность — в бессрочности, Как ни крути.

Истина — в точности, Святость — в порочности, Вечность — в бессрочности, Как ни крути. Радость — в невинности, Жизнь — в беспричинности, Смех — в неповинности, Мозг отпусти…

А. К. Толстой когда-то писал: «Когда я вспомню о красоте нашей истории до проклятых монголов, мне хочется броситься на землю и кататься от отчаяния». В русской литературе еще вчера были Пушкины, Толстые, а теперь почти одни «проклятые монголы».

А. К. Толстой когда-то писал: «Когда я вспомню о красоте нашей истории до проклятых монголов, мне хочется броситься на землю и кататься от отчаяния». В русской литературе еще вчера были Пушкины, Толстые, а теперь почти одни «проклятые монголы».

С тех пор как завелись у нас знатоки искусства, само искусство пошло к чёрту.

С тех пор как завелись у нас знатоки искусства, само искусство пошло к чёрту.

Жизнь, достойная своего имени, — это посвящение себя благу других людей.

Жизнь, достойная своего имени, — это посвящение себя благу других людей.

Россия стала похожа на человеческое общество благодаря 75-летнему правлению женщин в XVIII веке. Хорошо бы и сейчас повторилась та же история.

Россия стала похожа на человеческое общество благодаря 75-летнему правлению женщин в XVIII веке. Хорошо бы и сейчас повторилась та же история.

Наверно, тем искусство и берет, Что только уточняет, а не врет, Поскольку основной его закон, Бесспорно, независимость деталей.

Наверно, тем искусство и берет, Что только уточняет, а не врет, Поскольку основной его закон, Бесспорно, независимость деталей.

Большевики – странные люди. Иногда мне кажется, что при всем материализме их поступками движет какой-то мистицизм. Чего стоит, например, бальзамирование Ленина и выставление останков на поклонение. Что касается времени, то они его, сдается мне, запросто делят на четыре.

Большевики – странные люди. Иногда мне кажется, что при всем материализме их поступками движет какой-то мистицизм. Чего стоит, например, бальзамирование Ленина и выставление останков на поклонение. Что касается времени, то они его, сдается мне, запросто делят на четыре.

Белладонна: в Италии — красивая женщина, в Англии — смертельный яд. Поразительный пример глубинного сходства двух языков.

Белладонна: в Италии — красивая женщина, в Англии — смертельный яд. Поразительный пример глубинного сходства двух языков.

Факт, что игрок находился в цейтноте, по моему, столь же малоизвинителен, как, к примеру, заявление преступника, что во время совершения преступления он был пьян.

Факт, что игрок находился в цейтноте, по моему, столь же малоизвинителен, как, к примеру, заявление преступника, что во время совершения преступления он был пьян.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

Back to Top