Высочайший критерий цивилизованности той или иной расы — это ее готовность протянуть руку помощи менее удачливым народам.

Высочайший критерий цивилизованности той или иной расы — это ее готовность протянуть руку помощи менее удачливым народам.

Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость.

Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость.

Горе, несчастья, ненависть — это все временно, зато добро, воспоминания и любовь — навечно.

Горе, несчастья, ненависть — это все временно, зато добро, воспоминания и любовь — навечно.

Закон Эванса и Бьерна. Какая бы неприятность ни случилась, всегда найдется тот, кто знал, что так и будет.

Закон Эванса и Бьерна. Какая бы неприятность ни случилась, всегда найдется тот, кто знал, что так и будет.

Покой народам всем, рабам — отрады свет, спасение навек от горестей и бед несут суровый меч и кроткое перо — две вещи, вот и все, а третьей в мире нет.

Покой народам всем, рабам — отрады свет, спасение навек от горестей и бед несут суровый меч и кроткое перо — две вещи, вот и все, а третьей в мире нет.

Две книги рядом в комнатной тиши… Как два плеча, прижатые друг к другу.

Две книги рядом в комнатной тиши… Как два плеча, прижатые друг к другу. Две нежности, два сердца, две души, И лишь любовь одна, как море ржи, И смерть одна, от одного недуга…

Принимаю тебя, неудача, И удача, тебе мой привет!

Принимаю тебя, неудача, И удача, тебе мой привет! В заколдованной области плача, В тайне смеха — позорного нет!

Свободные народы — мирные народы. Свободные народы не нападают друг на друга. Свободные народы не разрабатывают оружие массового уничтожения.

Свободные народы — мирные народы. Свободные народы не нападают друг на друга. Свободные народы не разрабатывают оружие массового уничтожения.

Крепче всего народовластие там, где закона страшатся, словно тирана.

Крепче всего народовластие там, где закона страшатся, словно тирана.

Непереносимость будущего легче выдержать, чем непереносимость настоящего, хотя бы только потому, что человеческое предвидение гораздо более разрушительно, чем все, что может принести с собой будущее.

Непереносимость будущего легче выдержать, чем непереносимость настоящего, хотя бы только потому, что человеческое предвидение гораздо более разрушительно, чем все, что может принести с собой будущее.

Великие люди развивают в себе любовь, и лишь мелкая душа лелеет дух ненависти.

Великие люди развивают в себе любовь, и лишь мелкая душа лелеет дух ненависти.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Back to Top