Лучшим управлением было бы такое, в котором, при всеобщем равенстве во всем прочем, первые места были бы обеспечены добродетели, а последние — пороку.

Лучшим управлением было бы такое, в котором, при всеобщем равенстве во всем прочем, первые места были бы обеспечены добродетели, а последние — пороку.

Титулы и слава предков придают блеск имени, носимому с достоинством, но делают еще более презренным опозоренное имя.

Титулы и слава предков придают блеск имени, носимому с достоинством, но делают еще более презренным опозоренное имя.

Первый стакан — за себя, второй — за друзей, третий — за хорошее настроение, четвертый — за врагов.

Первый стакан — за себя, второй — за друзей, третий — за хорошее настроение, четвертый — за врагов.

Высочайший критерий цивилизованности той или иной расы — это ее готовность протянуть руку помощи менее удачливым народам.

Высочайший критерий цивилизованности той или иной расы — это ее готовность протянуть руку помощи менее удачливым народам.

Из всех представителей рода человеческого зависти и злословию более всего предаются плохие поэты.

Из всех представителей рода человеческого зависти и злословию более всего предаются плохие поэты.

Знаком этот образ печальный, И где-то я видел его… Быть может, себя самого Я встретил на глади зеркальной?

Знаком этот образ печальный, И где-то я видел его… Быть может, себя самого Я встретил на глади зеркальной?

«Красив, умен» — твердили дамы, Мужчины морщились: «поэт»…

«Красив, умен» — твердили дамы, Мужчины морщились: «поэт»… Но, если морщатся мужчины, Должно быть, зависть их берет, А чувств прекрасной половины Никто, сам черт, не разберет…

Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвертая — безумию.

Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвертая — безумию.

Привычка находить во всем только смешную сторону есть самый верный признак мелкой души, ибо смешное лежит всегда на поверхности.

Привычка находить во всем только смешную сторону есть самый верный признак мелкой души, ибо смешное лежит всегда на поверхности.

Мир, поход, война и укрепленья, Разделенье сил и дружба с сильным — Вот шесть способов политики владык.

Мир, поход, война и укрепленья, Разделенье сил и дружба с сильным — Вот шесть способов политики владык.

Какая забота великим поэтам, узнает ли потомство историю их жизни? Вся она — в славе их произведений.

Какая забота великим поэтам, узнает ли потомство историю их жизни? Вся она — в славе их произведений.

Я понял, что успех должен измеряться не столько положением, которого человек достиг в своей жизни, сколько теми препятствиями, которые ему пришлось преодолеть на пути к успеху.

Я понял, что успех должен измеряться не столько положением, которого человек достиг в своей жизни, сколько теми препятствиями, которые ему пришлось преодолеть на пути к успеху.

Back to Top