Человек устроен так, что в него вложено много зажигательного материала.

Человек устроен так, что в него вложено много зажигательного материала.

Эгоизм заключается не в любви самого себя, а в большей, чем должно, степени этой любви.

Эгоизм заключается не в любви самого себя, а в большей, чем должно, степени этой любви.

Мы любим иной раз даже такие похвалы, в искренность которых не верим.

Мы любим иной раз даже такие похвалы, в искренность которых не верим.

Шутка у философов столь умеренна, что её не отличишь от серьёзного рассуждения.

Шутка у философов столь умеренна, что её не отличишь от серьёзного рассуждения.

Зло проистекает не от дьявола — оно коренится в банальности. Зло состоит в том, что мир равнодушен. Ты идешь по улице, видишь бездомных, умирающих от голода людей — и тебе все равно. В каком-то смысле ты становишься носителем зла. С моей точки зрения, равнодушие эквивалентно злу.

Зло проистекает не от дьявола — оно коренится в банальности. Зло состоит в том, что мир равнодушен. Ты идешь по улице, видишь бездомных, умирающих от голода людей — и тебе все равно. В каком-то смысле ты становишься носителем зла. …

Кто не доволен тем, что имеет, тот не был бы доволен и тем, что хотел бы иметь.

Кто не доволен тем, что имеет, тот не был бы доволен и тем, что хотел бы иметь.

Люди обычно мучают своих ближних под предлогом, что желают им добра.

Люди обычно мучают своих ближних под предлогом, что желают им добра.

Нет человека настолько остроумного, чтобы никогда не быть скучным.

Нет человека настолько остроумного, чтобы никогда не быть скучным.

«Святейшее из званий», звание «человек», опозорено, как никогда. Опозорен и русский человек — и что бы это было бы, куда бы мы глаза девали, если бы не оказалось «ледяных походов»!

«Святейшее из званий», звание «человек», опозорено, как никогда. Опозорен и русский человек — и что бы это было бы, куда бы мы глаза девали, если бы не оказалось «ледяных походов»!

Сперва лишается рассудка Тот, кто на гибель обречён!

Сперва лишается рассудка Тот, кто на гибель обречён! Тому, кто достиг исполненья желаний, Легче бремя невзгод; и не страшна смерть накопившему сокровище благочестивых деяний.

Back to Top