Я никогда не мечтал о чуде — И вы успокойтесь — и забудьте про него.

Я никогда не мечтал о чуде — И вы успокойтесь — и забудьте про него.

Не следует забывать и обратного движения, я никогда не должен забывать трагикомической подоплеки человеческих судеб.

Не следует забывать и обратного движения, я никогда не должен забывать трагикомической подоплеки человеческих судеб.

Факел, ночь, последнее объятье, за порогом дикий вопль судьбы…

Факел, ночь, последнее объятье, За порогом дикий вопль судьбы… Он из ада ей послал проклятье И в раю не мог ее забыть.

Вам не кажется, Борис, что вся эта хуйня не совсем то, о чем мы с вами мечтали?

Вам не кажется, Борис, что вся эта хуйня не совсем то, о чем мы с вами мечтали?

Звенела музыка в саду таким невыразимым горем.

Звенела музыка в саду Таким невыразимым горем. Свежо и остро пахли морем На блюде устрицы во льду. Он мне сказал: «Я верный друг! » — И моего коснулся платья. Как не похожи на объятья Прикосновенья этих рук. Так гладят …

Все мы немного у жизни в гостях. Жизнь — это только привычка.

Все мы немного у жизни в гостях. Жизнь — это только привычка.

Память, я полагаю, есть замена хвоста, навсегда утраченного нами в счастливом процессе эволюции. Она управляет нашими движениями, включая миграцию.

Память, я полагаю, есть замена хвоста, навсегда утраченного нами в счастливом процессе эволюции. Она управляет нашими движениями, включая миграцию. Помимо этого, есть нечто явно атавистическое в самом процессе вспоминания — потому хотя бы, что процесс этот не бывает линейным. …

Сбились со счёта дни, и Борей покидает озимь, ночью при свете свечи пересчитывает стропила. Будто ты вымолвила негромко: осень, осень со всех сторон меня обступила.

Сбились со счёта дни, и Борей покидает озимь, ночью при свете свечи пересчитывает стропила. Будто ты вымолвила негромко: осень, осень со всех сторон меня обступила.

Back to Top