На задних лапках человек ступает горделиво…

На задних лапках человек Ступает горделиво, Гоняясь тщетно целый век За вольностью счастливой. Но много бед в погоне той, Падения нередки, Пред своенравною судьбой Мы все — марионетки.

Как я могу верить в Бога, если буквально на прошлой неделе мне закрутило язык под валик электрической пишущей машинки?

Как я могу верить в Бога, если буквально на прошлой неделе мне закрутило язык под валик электрической пишущей машинки?

Так много камней брошено в меня, что ни один из них уже не страшен…

Так много камней брошено в меня, Что ни один из них уже не страшен, И стройной башней стала западня, Высокою среди высоких башен. Строителей ее благодарю, Пусть их забота и печаль минует. Отсюда раньше вижу я зарю, Здесь солнца …

— Я больше не могу… Она ревнует меня к фонарным столбам! — Это несправедливо… Могу поручиться, ты не трахнул ни одного фонарного столба.

— Я больше не могу… Она ревнует меня к фонарным столбам! — Это несправедливо… Могу поручиться, ты не трахнул ни одного фонарного столба.

Если окажется, что Бог есть, вряд ли он злодей. Но, как ни крути, приходится признать, что он, в общем-то, двоечник.

Если окажется, что Бог есть, вряд ли он злодей. Но, как ни крути, приходится признать, что он, в общем-то, двоечник.

Вечное Ничто — штука неплохая, нужно только успеть одеться соответственно.

Вечное Ничто — штука неплохая, нужно только успеть одеться соответственно.

Мода, мода! Кто ее рождает? Как ее постигнуть до конца?!

Мода, мода! Кто ее рождает? Как ее постигнуть до конца?! Мода вечно там, где оглупляют, Где всегда упорно подгоняют Под стандарт и вкусы, и сердца. Подгоняют? Для чего? Зачем? Да затем, без всякого сомнения, Чтобы многим, если уж не …

Back to Top