Парламент имеет не больше права запускать руку в мой карман, чем я в его.

Парламент имеет не больше права запускать руку в мой карман, чем я в его.

Не раздражайся за столом, что бы ни случилось, а если у тебя все же есть причина для гнева, не высказывай его.

Не раздражайся за столом, что бы ни случилось, а если у тебя все же есть причина для гнева, не высказывай его.

Кто возвысился – зависть внушает неправедным людям. Чем ты выше поднялся, тем больше падения бойся.

Кто возвысился – зависть внушает неправедным людям. Чем ты выше поднялся, тем больше падения бойся.

Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять.

Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять.

Верить и не знать — это еще значит что-нибудь для человека; но знать и не верить — это ровно ничего не значит.

Верить и не знать — это еще значит что-нибудь для человека; но знать и не верить — это ровно ничего не значит.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.

Уж лучше совершить тяжелых сто грехов, принять сто тяжких мук, сто обрести врагов…

Уж лучше совершить тяжелых сто грехов, Принять сто тяжких мук, сто обрести врагов, Чем, став ослушником, родителя обидеть. Чем не прийти к нему в тяжелый час на зов.

Проявлять упорство в своих обязанностях и оставаться молчаливым — лучший ответ на клевету.

Проявлять упорство в своих обязанностях и оставаться молчаливым — лучший ответ на клевету.

Back to Top