Раз существует в мире страсть, то праведность, смиренье — одни слова: что в них есть смысл — нам явно показалось.

Раз существует в мире страсть, то праведность, смиренье — одни слова: что в них есть смысл — нам явно показалось.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

Искусство перестаёт быть искусством, как только наше сознание начинает воспринимать его как искусство.

И после странствия земного В лучах вечернего огня Душе легко вернуться снова К молитве завтрашнего дня.

И после странствия земного В лучах вечернего огня Душе легко вернуться снова К молитве завтрашнего дня.

Никто не может уйти от впечатлений окружающего; и то, что называют новой философией или новой религией, это обыкновенно не столько создание новых идей, сколько новое направление, которое дают идеям, уже обычным среди современных мыслителей.

Никто не может уйти от впечатлений окружающего; и то, что называют новой философией или новой религией, это обыкновенно не столько создание новых идей, сколько новое направление, которое дают идеям, уже обычным среди современных мыслителей.

Север крошит металл, но щадит стекло. Учит гортань проговаривать «впусти».

Север крошит металл, но щадит стекло. Учит гортань проговаривать «впусти». Холод меня воспитал и вложил перо в пальцы, чтоб их согреть в горсти. Замерзая, я вижу, как за моря солнце садится и никого кругом. То ли по льду каблук …

Справедливость не есть часть добродетели, а вся добродетель, и противоположность ее — несправедливость — не часть порочности, а порочность вообще.

Справедливость не есть часть добродетели, а вся добродетель, и противоположность ее — несправедливость — не часть порочности, а порочность вообще.

Back to Top