Холод, тело тайно сковывающий, Холод, душу очаровывающий…

Холод, тело тайно сковывающий, Холод, душу очаровывающий… От луны лучи протягиваются, К сердцу иглами притрагиваются.

Я шел во тьме дождливой ночи И в старом доме, у окна, Узнал задумчивые очи Моей тоски.

Я шел во тьме дождливой ночи И в старом доме, у окна, Узнал задумчивые очи Моей тоски. — В слезах, одна Она смотрела в даль сырую… Я любовался без конца, Как будто молодость былую Узнал в чертах ее лица. …

Наш язык можно рассматривать как старинный город: лабиринт маленьких улочек и площадей, старых и новых домов, домов с пристройками разных эпох; и все это окружено множеством новых районов с прямыми улицами регулярной планировки и стандартными домами.

Наш язык можно рассматривать как старинный город: лабиринт маленьких улочек и площадей, старых и новых домов, домов с пристройками разных эпох; и все это окружено множеством новых районов с прямыми улицами регулярной планировки и стандартными домами.

Уважение — это искреннее признание чужих достоинств. Почтение — уверенность в превосходстве другого человека над нами.

Уважение — это искреннее признание чужих достоинств. Почтение — уверенность в превосходстве другого человека над нами.

До какой синевы могут дойти глаза? До какой тишины Может упасть безучастный голос?

До какой синевы могут дойти глаза? До какой тишины Может упасть безучастный голос?

Это долг — ради спасения истины отказаться даже от дорогого и близкого.

Это долг — ради спасения истины отказаться даже от дорогого и близкого.

Сны поднимают настроение… Я снова собираюсь в школу… Я отмечаю день рождения… Я проповедник рок — н — ролла…

Сны поднимают настроение… Я снова собираюсь в школу… Я отмечаю день рождения… Я проповедник рок — н — ролла… Я вновь с тобою до рассвета… Я футболист масштаба Месси… Я знаю множество ответов… Я путешествию по весям… Я сплю …

Закон заменимости Лонгфелло. Когда природа оставляет прореху в чьем-нибудь уме, она обычно замазывает её толстым слоем самодовольствия.

Закон заменимости Лонгфелло. Когда природа оставляет прореху в чьем-нибудь уме, она обычно замазывает её толстым слоем самодовольствия.

Не сделаешь деньги, так сделаешь вид, И это кого-нибудь да впечатлит…

Не сделаешь деньги, так сделаешь вид, И это кого-нибудь да впечатлит…

Я никогда не мечтал о чуде — И вы успокойтесь — и забудьте про него.

Я никогда не мечтал о чуде — И вы успокойтесь — и забудьте про него.

Back to Top